Ангуттара Никая

Дутия арияваса сутта

10.20. Обители Благородных (II)

Однажды Благословенный пребывал в стране Куру, где находился город Куру под названием Каммасадамма. Там Благословенный обратился к монахам: «Монахи!»

«Да, Учитель»—отвечали те монахи. Благословенный сказал:

«Монахи, таковы десять обителей Благородных, в которых пребывают Благородные прошлого, настоящего, будущего. Какие десять?

Вот монах отбросил пять факторов, наделён шестью факторами, имеет единственного охранника и четыре опоры; рассеял личностные истины, всецело оставил поиски, очистил свои устремления, успокоил телесную активность и стал хорошо освобождённым в уме и хорошо освобождённым в мудрости.

(1) И как монах отбросил пять факторов? Вот монах отбросил

  1. чувственное желание,
  2. недоброжелательность,
  3. лень и апатию,
  4. неугомонность и сожаление,
  5. сомнение.

Вот так монах отбросил пять факторов.

(2) И как монах наделён шестью факторами? Вот, увидев форму глазом, монах ни обрадован, ни опечален, но пребывает невозмутимым, осознанным и бдительным. Услышав ухом звук… унюхав носом запах… Различив языком вкус… Ощутив тактильное ощущение телом… Познав ментальный феномен умом, монах ни обрадован, ни опечален, но пребывает невозмутимым, осознанным и бдительным.

(3) И как монах имеет единственного охранника? Вот монах обладает умом, охраняемым осознанностью. Вот так монах имеет единственного охранника.

(4) И как монах имеет четыре опоры? Вот, рассмотрев [это должным образом], монах использует одни вещи, терпит другие вещи, избегает ещё другие вещи, и рассеивает ещё другие. Вот так монах имеет четыре опоры.

(5) И как монах рассеял личностные истины? Вот, любые заурядные личностные истины, которых придерживаются заурядные жрецы и отшельники—как то:

  1. «Мир вечен» или «Мир не вечен»,
  2. «Мир ограничен» или «Мир безграничен»,
  3. «Душа и тело—это одно и то же» или «Душа это одно, а тело—иное»,
  4. «Татхагата существует после смерти»,
  5. «Татхагата не существует после смерти»,
  6. «Татхагата и существует и не существует после смерти»,
  7. «Татхагата ни существует, ни не существует после смерти»,

—монах оставил и рассеял их все, отказался от них, отверг их, отпустил их, отбросил и избавился от них. Вот так монах рассеял личностные истины.

(6) И как монах всецело оставил поиски? Вот монах отбросил поиски чувственных наслаждений, поиски существования, и ослабил поиски святой жизни. Вот так монах всецело оставил поиски.

(7) И как монах очистил свои устремления? Вот монах отбросил чувственное устремление, недоброжелательное устремление, устремление причинять вред. Вот так монах очистил свои устремления.

(8) И как монах успокоил телесные формации? Вот, с оставлением удовольствия и боли—как и с предшествующим угасанием радости и недовольства,—монах входит и пребывает в четвёртой джхане: [он пребывает] в чистейшей осознанности, [очищенной] невозмутимостью, в ни-удовольствии-ни-боли. Вот так монах успокоил телесные формации.

(9) И как монах хорошо освобождён в уме? Вот ум монаха освобождён от жажды, злобы, заблуждения. Вот так монах хорошо освобождён в уме.

(10) И как монах хорошо освобождён мудростью? Вот монах понимает: «Я отбросил жажду, срубил её под корень, сделал её подобной обрубку пальмы, уничтожил так, что она более не сможет возникнуть в будущем. Я отбросил злобу… Я отбросил заблуждение, срубил его под корень, сделал его подобным обрубку пальмы, уничтожил так, что оно более не сможет возникнуть в будущем». Вот так монах хорошо освобождён мудростью.

Монахи, какие бы Благородные в прошлом ни пребывали в благородных обителях, все они пребывали в этих самых десяти благородных обителях. Какие бы Благородные в будущем ни будут пребывать в благородных обителях, все они будут пребывать в этих самых десяти благородных обителях. Какие бы Благородные в настоящем ни пребывают в благородных обителях, все они пребывают именно в этих самых десяти благородных обителях.

Таковы десять обителей Благородных, в которых пребывают Благородные прошлого, настоящего, будущего».