Ангуттара Никая

Сакья сутта

10.46. Сакьи

Однажды Благословенный пребывал в стране Сакьев в Капилаваттху в Баньяновом Парке. И тогда на день Упосатхи группа мирян Сакьев подошла к Благословенному, они поклонились ему и сели рядом. Благословенный сказал им:

«Сакьи, соблюдаете ли вы восьмифакторную Упосатху?»

«Иногда да, Господин, а иногда нет».

«В этом ваша беда и потеря, Сакьи! В то время как жизнь подвержена опасности печали и смерти, вы соблюдаете восьмифакторную Упосатху [только лишь] иногда, а иногда не соблюдаете. Как вы думаете, Сакьи? Представьте человека, который, не совершая ничего неблагого, зарабатывал бы половину кахапаны в день за свою работу. Этого было бы достаточно, чтобы звать его умным и предприимчивым человеком?»

«Да, Господин».

«Как вы думаете, Сакьи? Представьте человека, который, не совершая ничего неблагого, зарабатывал бы целую кахапану в день за свою работу. Этого было бы достаточно, чтобы звать его умным и предприимчивым человеком?»

«Да, Господин».

«Как вы думаете, Сакьи? Представьте человека, который, не совершая ничего неблагого, зарабатывал бы две… три… четыре… пять… шесть… семь… восемь… девять… десять… двенадцать… тридцать… сорок… пятьдесят кахапан в день за свою работу. Этого было бы достаточно, чтобы звать его умным и предприимчивым человеком?»

«Да, Господин».

«Как вы думаете, Сакьи? Если бы он зарабатывал сотню или тысячу кахапан день за днём, откладывал бы то, что заработал и жил бы сотню лет, то, прожив сотню лет, обрёл бы он огромную груду богатства?»

«Да, Господин».

«Как вы думаете, Сакьи? В плане своего богатства, из-за своего богатства, по причине своего богатства, мог бы этого человек переживать непрерывное счастье в течение одной ночи или одного дня, или, [пусть даже], половины ночи или половины дня?»

«Нет, Господин. И почему? Потому что чувственные наслаждения непостоянны, пусты, фальшивы и обманчивы».

«Однако, Сакьи, мой ученик, который пребывает прилежным, старательным, решительным в течение десяти лет, практикуя так, как я наставлял его, может переживать непрерывное счастье в течение сотни лет, десяти тысяч лет, ста тысяч лет, десяти миллионов лет. И он может быть однажды-возвращающимся, не-возвращающимся, или, вне всяких сомнений, вступившим в поток.

Не берите за меру десять лет, Сакьи. Мой ученик, который пребывает прилежным, старательным, решительным в течение девяти лет… восьми… семи… шести… пяти… четырёх… трёх… двух… одного года, практикуя так, как я наставлял его, может переживать непрерывное счастье в течение сотни лет, десяти тысяч лет, ста тысяч лет, десяти миллионов лет. И он может быть однажды-возвращающимся, не-возвращающимся, или, вне всяких сомнений, вступившим в поток.

Не берите за меру один год, Сакьи. Мой ученик, который пребывает прилежным, старательным, решительным в течение десяти месяцев… девяти… восьми… семи… шести… пяти… четырёх… трёх… двух… одного месяца… половины месяца, практикуя так, как я наставлял его, может переживать непрерывное счастье в течение сотни лет, десяти тысяч лет, ста тысяч лет, десяти миллионов лет. И он может быть однажды-возвращающимся, не-возвращающимся, или, вне всяких сомнений, вступившим в поток.

Не берите за меру половину месяца, Сакьи. Мой ученик, который пребывает прилежным, старательным, решительным в течение десяти дней и ночей… девяти… восьми… семи… шести… пяти… четырёх… трёх… двух дней и ночей… одного дня и ночи, практикуя так, как я наставлял его, может переживать непрерывное счастье в течение сотни лет, десяти тысяч лет, ста тысяч лет, десяти миллионов лет. И он может быть однажды-возвращающимся, не-возвращающимся, или, вне всяких сомнений, вступившим в поток.

В этом ваша беда и потеря, Сакьи! В то время как жизнь подвержена опасности печали и смерти, вы соблюдаете восьмифакторную Упосатху [только лишь] иногда, а иногда не соблюдаете».

«Отныне, Господин, мы будем соблюдать восьмифакторную Упосатху».