Ангуттара Никая

Субхути сутта

11.14. Субхути

И тогда Достопочтенный Субхути вместе с монахом Саддхой подошли к Благословенному, поклонились ему и сели рядом. Затем Благословенный обратился к Достопочтенному Субхути:

«Как зовут [этого] монаха, Субхути?»

«Его зовут Саддха, Учитель. Он сын мирянина, обладающего верой, и [этот монах] покинул жизнь домохозяйскую и ушёл жить жизнью бездомной благодаря вере».

«Я надеюсь, что этот сын мирянина, обладающего верой, [этот] монах Саддха, который покинул жизнь домохозяйскую и ушёл жить жизнью бездомной благодаря вере, выказывает проявления веры».

«Сейчас подходящий момент, Благословенный! Сейчас подходящий момент, Счастливый! Пусть Благословенный разъяснит проявления веры. И я выясню, выказывает ли этот монах проявления веры или же нет».

«В таком случае, Субхути, слушай внимательно. Я буду говорить».

«Да, Учитель»—ответил Достопочтенный Субхути. Благословенный сказал:

(1) «Вот, Субхути, монах нравственен. Он пребывает, обуздывая себя Патимоккхой, обладая хорошим поведением и [подобающими] средствами, видя опасность в мельчайших проступках. Возложив на себя правила тренировки, он тренируется в них. Таково проявление веры в том, кто обладает верой.

(2) Далее, монах много изучал, помнит то, что учил, накапливает [в своём уме] то, что он изучил. Те учения, что прекрасны вначале, прекрасны в середине и прекрасны в конце, правильны и в духе и в букве, провозглашающие идеально полную и чистую святую жизнь—таких учений он много изучал, удерживал в уме, повторял вслух [по памяти], исследовал их в уме и тщательно проникал в них воззрением. Это также проявление веры в том, кто обладает верой.

(3) Далее, у монаха есть хорошие друзья, хорошие спутники, хорошие товарищи. Это также проявление веры в том, кто обладает верой.

(4) Далее, монаха легко поправить, и он обладает качеством, благодаря которому его легко поправить. Он терпелив и с уважением получает наставление. Это также проявление веры в том, кто обладает верой.

(5) Далее, монах умелый и прилежный в исполнении различных бытовых работ, которые следует делать для его товарищей-монахов. Он судит об этих работах уже только после их выполнения, чтобы довести их до конца и выполнить их подобающим образом. Это также проявление веры в том, кто обладает верой.

(6) Далее, монах любит Дхамму, ободряет [её] в своих утверждениях, наполнен великой радостью в отношении Дхаммы и Винаи. Это также проявление веры в том, кто обладает верой.

(7) Далее, монах зарождает усердие к отбрасыванию неблагих качеств и к обретению благих качеств. Он решителен, упорен в своём старании, не оставляет обязанности по взращиванию благих качеств [в себе]. Это также проявление веры в том, кто обладает верой.

(8) Далее, монах достигает по желанию, без труда или проблем, четырёх джхан, что составляют высший ум и являются приятным пребыванием в этой самой жизни. Это также проявление веры в том, кто обладает верой.

(9) Далее, монах вспоминает свои многочисленные прошлые обители: одну жизнь, две жизни, три жизни, четыре, пять, десять, двадцать, тридцать, сорок, пятьдесят, сто, тысячу, сто тысяч, многие циклы распада мира, многие циклы эволюции мира, [вспоминая]: «Там у меня было такое-то имя, я жил в таком-то роду, имел такую-то внешность. Таковой была моя пища, таковым было моё переживание удовольствия и боли, таковым был конец моей жизни. Умерев в той жизни, я появился здесь. И там у меня тоже было такое-то имя… таковым был конец моей жизни. Умерев в той жизни, я появился [теперь уже] здесь». Так он вспоминает свои многочисленные прошлые обители в подробностях и деталях. Это также проявление веры в том, кто обладает верой.

(10) Далее, за счёт божественного глаза, очищенного и превосходящего человеческий, монах видит смерть и перерождение существ, различает низших и великих, красивых и уродливых, счастливых и несчастных, в соответствии с их каммой: «Эти существа, что имели дурное поведение телом, речью и умом, оскорблявшие благородных, придерживавшиеся неправильных воззрений и действовавшие под влиянием неправильных воззрений, с распадом тела, после смерти, рождаются в мире лишений, в плохих местах, в нижних мирах, в аду. Но эти существа, что имели хорошее поведение телом, речью и умом, не оскорблявшие благородных, придерживавшиеся правильных воззрений и действовавшие под влиянием правильных воззрений, с распадом тела, после смерти, рождаются в приятных местах, в небесных мирах». Так, посредством божественного глаза, очищенного и превосходящего человеческий, он видит смерть и перерождение существ, различает низших и великих, красивых и уродливых, счастливых и несчастных, в соответствии с их каммой. Это также проявление веры в том, кто обладает верой.

(11) Далее, за счёт уничтожения умственных загрязнений, прямо [здесь и сейчас] в этой самой жизни, монах входит и пребывает в незапятнанном освобождении ума, освобождении мудростью, напрямую зная и проявляя это для себя самостоятельно. Это также проявление веры в том, кто обладает верой».

Когда так было сказано, Достопочтенный Субхути обратился к Благословенному: «Учитель, эти проявления веры в том, кто обладает верой, о которых рассказал Благословенный, видны в этом монахе, и он выказывает их.

Учитель, этот монах нравственен… много изучал… у него есть хорошие друзья… его легко поправить… он умелый и прилежный в исполнении различных бытовых работ… любит Дхамму… зарождает усердие… достигает по желанию, без труда или проблем, четырёх джхан… вспоминает свои многочисленные прошлые обители… видит смерть и перерождение существ… за счёт уничтожения умственных загрязнений, прямо [здесь и сейчас] в этой самой жизни, этот монах входит и пребывает в незапятнанном освобождении ума, освобождении мудростью, напрямую зная и проявляя это для себя самостоятельно.

Учитель, эти проявления веры в том, кто обладает верой, о которых рассказал Благословенный, видны в этом монахе, и он выказывает их».

«Хорошо, хорошо, Субхути. В таком случае, Субхути, ты можешь проживать вместе с этим монахом Саддхой, а когда захочешь увидеть Татхагату, можешь брать его с собой».