Ангуттара Никая

Вимуттаятана сутта

5.26. Сферы освобождения

[Благословенный сказал]: «Монахи, есть эти пять сфер освобождения, посредством которых, если монах пребывает прилежным, старательным, решительным, его неосвобождённый ум освобождается, его неуничтоженные пятна всецело уничтожаются, и он достигает непревзойдённой ещё-не-достигнутой защиты от подневольности. Какие пять?

(1) Вот, монахи, Учитель или товарищ-монах в роли учителя обучает монаха Дхамме. То, каким образом Учитель или тот товарищ-монах в роли учителя обучает Дхамме монаха, точно таким же образом он переживает вдохновение от смысла и вдохновение от Дхаммы.

По мере того как он делает так, в нём возникает радость. Когда он рад, возникает восторг. У того, чей ум насыщен восторгом, тело становится безмятежным. Тот, у кого тело безмятежно, ощущает счастье. У того, кто счастлив, ум становится сосредоточенным. Такова первая сфера освобождения, посредством которой, если монах пребывает прилежным, старательным, решительным, его неосвобождённый ум освобождается, его неуничтоженные пятна всецело уничтожаются, и он достигает непревзойдённой ещё-не-достигнутой защиты от подневольности.

(2) Далее, ни Учитель, ни товарищ-монах в роли учителя не обучает монаха Дхамме, но он сам обучает других Дхамме в подробностях так, как он это услышал и выучил. То, каким образом монах обучает других Дхамме в подробностях, так, как он это услышал и выучил, точно таким же образом в отношении этой Дхаммы он переживает вдохновение от смысла и вдохновение от Дхаммы.

По мере того как он делает так, в нём возникает радость. Когда он рад, возникает восторг. У того, чей ум насыщен восторгом, тело становится безмятежным. Тот, у кого тело безмятежно, ощущает счастье. У того, кто счастлив, ум становится сосредоточенным. Такова вторая сфера освобождения… защиты от подневольности.

(3) Далее, ни Учитель, ни товарищ-монах в роли учителя не обучает монаха Дхамме, как и он сам не обучает других Дхамме в подробностях так, как он это услышал и выучил, но он декламирует Дхамму [вслух по памяти] так, как он это услышал и выучил. То, каким образом монах декламирует Дхамму [вслух по памяти] так, как он это услышал и выучил, точно таким же образом в отношении этой Дхаммы он переживает вдохновение от смысла и вдохновение от Дхаммы.

По мере того как он делает так, в нём возникает радость. Когда он рад, возникает восторг. У того, чей ум насыщен восторгом, тело становится безмятежным. Тот, у кого тело безмятежно, ощущает счастье. У того, кто счастлив, ум становится сосредоточенным. Такова третья сфера освобождения… защиты от подневольности.

(4) Далее, ни Учитель, ни товарищ-монах в роли учителя не обучает монаха Дхамме, как и он сам не обучает других Дхамме в подробностях так, как он это услышал и выучил. Он не декламирует Дхамму [вслух по памяти] так, как он это услышал и выучил, но он размышляет, изучает, внутренне исследует Дхамму так, как он это услышал и выучил. То, каким образом монах размышляет, изучает, внутренне исследует Дхамму так, как он это услышал и выучил, точно таким же образом в отношении этой Дхаммы он переживает вдохновение от смысла и вдохновение от Дхаммы.

По мере того как он делает так, в нём возникает радость. Когда он рад, возникает восторг. У того, чей ум насыщен восторгом, тело становится безмятежным. Тот, у кого тело безмятежно, ощущает счастье. У того, кто счастлив, ум становится сосредоточенным. Такова четвёртая сфера освобождения… защиты от подневольности.

(5) Далее, ни Учитель, ни товарищ-монах в роли учителя не обучает монаха Дхамме, как и он сам не обучает других Дхамме в подробностях так, как он это услышал и выучил. Он не декламирует Дхамму [вслух по памяти] так, как он это услышал и выучил, и он не размышляет, не изучает, внутренне не исследует Дхамму так, как он это услышал и выучил, но он хорошо ухватывает некоторый объект сосредоточения, хорошо настраивается на него, хорошо удерживает его, и хорошо проникает в него мудростью.

То, каким образом монах хорошо ухватил некоторый объект сосредоточения, хорошо настроился на него, хорошо удерживал его, и хорошо проникал в него мудростью, точно таким же образом в отношении этой Дхаммы он переживает вдохновение от смысла и вдохновение от Дхаммы.

По мере того как он делает так, в нём возникает радость. Когда он рад, возникает восторг. У того, чей ум насыщен восторгом, тело становится безмятежным. Тот, у кого тело безмятежно, ощущает счастье. У того, кто счастлив, ум становится сосредоточенным. Такова пятая сфера освобождения, посредством которой, если монах пребывает прилежным, старательным, решительным, его неосвобождённый ум освобождается, его неуничтоженные пятна всецело уничтожаются, и он достигает непревзойдённой ещё-не-достигнутой защиты от подневольности».