Ангуттара Никая

Сиха сутта

5.34. Сиха

Однажды Благословенный пребывал в Весали в Великом Лесу в зале с остроконечной крышей. И тогда военачальник Сиха отправился к Благословенному, поклонился ему, сел рядом, и сказал:

«Господин, есть ли возможность указать на напрямую видимый плод даяния?»

«Есть, Сиха»—сказал Благословенный.

(1) «Жертвователь, Сиха, необычайно щедрый даритель, мил и приятен многим людям. Таков напрямую видимый плод даяния. (2) Далее, хорошие люди следуют за жертвователем, необычайно щедрым дарителем. Это также напрямую видимый плод даяния (3) Далее, жертвователь, необычайно щедрый даритель, обретает хорошую репутацию. Это также напрямую видимый плод даяния. (4) Далее, к какому бы собранию жертвователь, необычайно щедрый даритель, ни подходил—кхаттиев, брахманов, домохозяев, или отшельников—он подходит к нему уверенным и невозмутимым. Это также напрямую видимый плод даяния. (5) Далее, после распада тела, после смерти, жертвователь, необычайно щедрый даритель, перерождается в благом уделе, в небесном мире. Таков плод даяния, относящийся к будущим жизням».

Когда так было сказано, военачальник Сиха сказал Благословенному: «Господин, я не опираюсь на веру в Благословенного в отношении этих четырёх напрямую видимых плодов даяния, которые он провозгласил. Я и сам их знаю тоже. Ведь я—жертвователь, необычайно щедрый даритель, и я мил и приятен многим людям. Я—жертвователь, необычайно щедрый даритель, и хорошие люди следуют за мной. Я—жертвователь, необычайно щедрый даритель, и я заработал хорошую репутацию как жертвователь, спонсор, содержатель Сангхи. Я—жертвователь, необычайно щедрый даритель, и какому бы собранию я ни подходил—кхаттиев, брахманов, домохозяев, или отшельников—я подхожу к нему уверенным и невозмутимым.

Я не опираюсь на веру в Благословенного в отношении этих четырёх напрямую видимых плодов даяния, которые он провозгласил. Я и сам их знаю тоже. Но когда Благословенный говорит мне: «Сиха, после распада тела, после смерти, жертвователь, необычайно щедрый даритель, перерождается в благом уделе, в небесном мире»—то я не знаю этого, и в этом я опираюсь на веру в Благословенного».

«Так оно, Сиха, так оно! После распада тела, после смерти, жертвователь, необычайно щедрый даритель, перерождается в благом уделе, в небесном мире». [И далее он добавил]:

«Даруя, мил он, многие за ним идут.
Молва хорошая о нём идёт, растёт и его слава.
Уверен этот щедрый человек,
Невозмутим, когда подходит он к собранию.

Поэтому, желая счастья,
Мудрые дают дары,
Все пятна скупости в себе искоренив.
Как утвердятся в тройственном они раю,
Долгое время пребывают в наслаждении,
[Родившись] в группе [тех или иных] богов.

Не упустив возможности, чтоб совершать благое,
Они, скончавшись здесь, в сверкающем сиянии
Скитаются [в саду богов, что именуется] Нанданой,
Где счастливы и рады, наслаждаются собой,
Имея пять [небесных] нитей чувственных услад.
Слово свершив Того, кто Твёрд, и не привязан,
Счастливого ученики возрадуются в небесах».