Ангуттара Никая

Тхана сутта

5.57. Темы

[Благословенный сказал]: «Монахи, есть эти пять тем, над которыми должны часто размышлять женщина или мужчина, домохозяин или [монах], ушедший в бездомную жизнь. Какие пять?

Женщина или мужчина, домохозяин или [монах], ушедший в бездомную жизнь, должен часто размышлять так:

  1. «Я подвержен старости. Я не освобождён от старости»…
  2. «Я подвержен болезням. Я не освобождён от болезней»…
  3. «Я подвержен смерти. Я не освобождён от смерти»…
  4. «Я буду отлучён и отделён от всякого и от всего, что мне дорого и мило»…
  5. «Я владелец своей каммы, наследник своей каммы. Камма—моё происхождение, камма—моя родня, камма—моё прибежище. Я буду наследником любой каммы, которую я совершу—хорошую или же плохую».

И ради какой пользы женщина или мужчина, домохозяин или [монах], ушедший в бездомную жизнь, должен часто размышлять так: «Я подвержен старости. Я не освобождён от старости»? Будучи молодыми, существа опьянены своей молодостью. А когда они опьянены своей молодостью, они пускаются в неблагое поведение телом, речью, и умом. Но когда человек часто размышляет над этой темой, то опьянение молодостью либо полностью отбрасывается, либо уменьшается. Ради этой пользы женщина или мужчина, домохозяин или [монах], ушедший в бездомную жизнь, должен часто размышлять так: «Я подвержен старости. Я не освобождён от старости».

И ради какой пользы… должен часто размышлять так: «Я подвержен болезням. Я не освобождён от болезней»? Будучи здоровыми, существа опьянены своим здоровьем. А когда они опьянены своим здоровьем, они пускаются в неблагое поведение телом, речью, и умом. Но когда человек часто размышляет над этой темой, то опьянение здоровьем либо полностью отбрасывается, либо уменьшается. Ради этой пользы… часто размышлять так…

И ради какой пользы… должен часто размышлять так: «Я подвержен смерти. Я не освобождён от смерти»? В течение жизни существа опьянены жизнью. А когда они опьянены жизнью, они пускаются в неблагое поведение телом, речью, и умом. Но когда человек часто размышляет над этой темой, то опьянение жизнью либо полностью отбрасывается, либо уменьшается. Ради этой пользы… часто размышлять так…

И ради какой пользы… должен часто размышлять так: «Я буду отлучён и отделён от всякого и от всего, что мне дорого и мило»? У существ имеется желание и жажда по отношению к тем людям и вещам, которые [им] дороги и милы. Будучи взбудораженными этой жаждой, они пускаются в неблагое поведение телом, речью, и умом. Но когда человек часто размышляет над этой темой, то желание и жажда ко всякому и ко всему, что дорого и мило, либо полностью отбрасывается, либо уменьшается. Ради этой пользы… часто размышлять так…

И ради какой пользы… должен часто размышлять так: «Я владелец своей каммы, наследник своей каммы. Камма—моё происхождение, камма—моя родня, камма—моё прибежище. Я буду наследником любой каммы, которую я совершу—хорошую или же плохую»? Люди пускаются в неблагое поведение телом, речью, и умом. Но когда человек часто размышляет над этой темой, то подобное поведение либо полностью отбрасывается, либо уменьшается. Ради этой пользы женщина или мужчина, домохозяин или [монах], ушедший в бездомную жизнь, должен часто размышлять так: «Я владелец своей каммы… хорошую или же плохую».

Этот ученик Благородных размышляет так: «Не только я подвержен старости, не освобождён от старости. Все существа, которые приходят и уходят, умирают и перерождаются, подвержены старости. Никто не освобождён он старости». По мере того как он часто размышляет над этой темой, зарождается путь. Он следует по этому пути, развивает его, взращивает его. По мере того как он делает так, оковы всецело отбрасываются, и скрытые склонности искореняются.

Этот ученик Благородных размышляет так: «Не только я подвержен болезням…

Этот ученик Благородных размышляет так: «Не только я подвержен смерти…

Этот ученик Благородных размышляет так: «Не только я буду отлучён и отделён…

Этот ученик Благородных размышляет так: «Не только я владелец своей каммы, наследник своей каммы. Камма—моё происхождение, камма—моя родня, камма—моё прибежище. Я буду наследником любой каммы, которую я совершу—хорошую или же плохую. Все существа, которые приходят и уходят, умирают и перерождаются, являются владельцами своей каммы, наследниками своей каммы. Камма—их происхождение, камма—их родня, камма—их прибежище. Они будут наследниками любой каммы, которую они совершат—хорошую или же плохую». По мере того как он часто размышляет над этой темой, зарождается путь. Он следует по этому пути, развивает его, взращивает его. По мере того как он делает так, оковы всецело отбрасываются, и скрытые склонности искореняются». [И далее он добавил]:

«Мирские существа подвержены болезни,
Равно как старости. И отвратительна им смерть—
[Всем людям тем], что всюду существуют
В согласии с природою своей.

И если б испытал я отвращение
К тем существам, имеющим сию природу,
Неподобающе тогда себя б повёл я,
Ведь той же самою природой наделён.

И когда пребывал я образом подобным,
Познал я состояние без всяких обретений.
Все виды опьянений смог преодолеть:
Здоровьем упоение,
Молодостью, жизнью,
Увидев безопасность в отречении [от всего].

И рвение тогда возникло у меня,
Увидел чётко я тогда ниббану.
И неспособен я теперь на то,
Чтобы пуститься в услаждения чувств опять.
И, опираясь на святую жизнь,
Теперь назад уже не поверну».