Ангуттара Никая

Пхаггуна сутта

6.56. Пхаггуна

Однажды Достопочтенный Пхаггуна был нездоров, поражён болезнью, серьёзно болен. И тогда Достопочтенный Ананда отправился к Благословенному, поклонился ему, сел рядом, и сказал: «Учитель, Достопочтенный Пхаггуна нездоров, поражён болезнью, серьёзно болен. Пусть Благословенный навестит его из сострадания». Благословенный молча согласился.

И тогда, вечером, Благословенный вышел из затворничества и отправился к Достопочтенному Пхаггуне. Достопочтенный Пхаггуна увидел Благословенного издали и начал шевелиться, [лёжа] на кровати. Благословенный обратился к нему: «Довольно, монах, не двигайся, [лёжа] на своей кровати. Тут подготовлены сиденья, я присяду вот здесь».

Благословенный сел на подготовленное сиденье и сказал тому монаху: «Я надеюсь, ты поправляешься, монах, я надеюсь, тебе становится лучше. Я надеюсь, твои болезненные ощущения спадают, а не возрастают, и что можно увидеть их спад, а не увеличение».

«Учитель, я не поправляюсь, мне не становится лучше. Сильные болезненные ощущения возрастают во мне, а не спадают, и можно увидеть их увеличение, а не спад. Подобно тому, как если бы сильный человек раскроил бы мою голову острым мечом—вот какие жестокие ветра прорезают мою голову. Я не поправляюсь, мне не становится лучше. Подобно тому, как если бы сильный человек стянул бы прочным кожаным ободом мою голову—вот какие жестокие боли у меня в голове. Я не поправляюсь, мне не становится лучше. Подобно тому, как если бы умелый мясник или его ученик вскрыл бы брюхо быка острым мясницким ножом—вот какие жестокие ветра прорезают мой живот. Я не поправляюсь, мне не становится лучше. Как если бы два сильных человека схватили бы слабого за обе руки и поджаривали бы его над ямой с горячими углями—вот какое жестокое жжение в моём теле. Я не поправляюсь, Учитель, мне не становится лучше. Сильные болезненные ощущения возрастают во мне, а не спадают, и можно увидеть их увеличение, а не спад».

И тогда Благословенный, наставил, воодушевил, вдохновил, и порадовал Достопочтенного Пхаггуну беседой о Дхамме, после чего поднялся со своего сиденья, и ушёл. И вскоре после того как Благословенный ушёл, Достопочтенный Пхаггуна скончался. В момент его смерти его качества были умиротворёнными.

И тогда Достопочтенный Ананда подошёл к Благословенному, поклонился ему, сел рядом, и сказал: «Учитель, вскоре после того как Благословенный ушёл, Достопочтенный Пхаггуна скончался. В момент его смерти его качества были умиротворёнными».

«А с чего бы, Ананда, качества Достопочтенного Пхаггуны не должны были бы быть умиротворёнными? Хоть его ум не был освобождён от пяти нижних оков, когда он услышал это наставление по Дхамме, его ум освободился от них. Есть, Ананда, шесть преимуществ слушания Дхаммы в должный момент и изучения [её] значения в должный момент. Какие шесть?

(1) Бывает так, Ананда, что ум монаха ещё не освобождён от пяти нижних оков, но, будучи при смерти, ему удаётся повидать Татхагату. Татхагата обучает его Дхамме—прекрасной в начале, прекрасной в середине, прекрасной в конце, правильной и в духе и в букве. Он раскрывает ему святую жизнь, всецело полную и чистую. Когда монах слышит это наставление по Дхамме, его ум освобождается от пяти нижних оков. Таково первое преимущество слушания Дхаммы в должный момент.

(2) Далее, [бывает так, что] ум монаха ещё не освобождён от пяти нижних оков. Будучи при смерти, ему не удаётся повидать Татхагату, но удаётся повидать ученика Татхагаты. Ученик Татхагаты обучает его Дхамме—прекрасной в начале, прекрасной в середине, прекрасной в конце, правильной и в духе и в букве. Он раскрывает ему святую жизнь, всецело полную и чистую. Когда монах слышит это наставление по Дхамме, его ум освобождается от пяти нижних оков. Таково второе преимущество слушания Дхаммы в должный момент.

(3) Далее, [бывает так, что] ум монаха ещё не освобождён от пяти нижних оков. Будучи при смерти, ему не удаётся повидать Татхагату или ученика Татхагаты, но он размышляет, исследует, и мысленно изучает Дхамму так, как он её услышал и запомнил. По мере того как он делает так, его ум освобождается от пяти нижних оков. Таково третье преимущество изучения значения в должный момент.

(4) Далее, [бывает так, что] ум монаха освобождён от пяти нижних оков, но ещё не освобождён в непревзойдённом угасании обретений. Будучи при смерти, ему удаётся повидать Татхагату. Татхагата обучает его Дхамме—прекрасной в начале, прекрасной в середине, прекрасной в конце, правильной и в духе и в букве. Он раскрывает ему святую жизнь, всецело полную и чистую. Когда монах слышит это наставление по Дхамме, его ум освобождается в непревзойдённом угасании обретений. Таково четвёртое преимущество слушания Дхаммы в должный момент.

(5) Далее, [бывает так, что] ум монаха освобождён от пяти нижних оков, но ещё не освобождён в непревзойдённом угасании обретений. Будучи при смерти, ему не удаётся повидать Татхагату, но удаётся повидать ученика Татхагаты. Ученик Татхагаты обучает его Дхамме—прекрасной в начале, прекрасной в середине, прекрасной в конце, правильной и в духе и в букве. Он раскрывает ему святую жизнь, всецело полную и чистую. Когда монах слышит это наставление по Дхамме, его ум освобождается в непревзойдённом угасании обретений. Таково пятое преимущество слушания Дхаммы в должный момент.

(6) Далее, [бывает так, что] ум монаха освобождён от пяти нижних оков, но ещё не освобождён в непревзойдённом угасании обретений. Будучи при смерти, ему не удаётся повидать Татхагату или ученика Татхагаты, но он размышляет, исследует, и мысленно изучает Дхамму так, как он её услышал и запомнил. По мере того как он делает так, его ум освобождается в непревзойдённом угасании обретений. Таково шестое преимущество изучения значения в должный момент.

Таковы, Ананда, шесть преимуществ слушания Дхаммы в должный момент и изучения [её] значения в должный момент».