Ангуттара Никая

Мадджхе сутта

6.61. Середина

Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал в Варанаси в оленьем парке Исипатаны. И тогда, после принятия пищи, вернувшись с хождения за подаяниями, группа старших монахов собралась вместе, и, по мере того, как они сидели в зале, возник такой разговор: «Так было сказано в Благословенным, друзья, в Параяне в «Вопросах Меттейи»:

«Оба конца смог понять он,
Мудрец к середине не липнет.
Его называю великим:
Швею превзойти ведь сумел он».

Так что же такое, друзья, первый конец? Что такое второй конец? Что такое середина? Что такое швея?»

(1) Когда так было сказано, некий монах сказал старшим монахам: «Контакт, друзья, это один конец. Возникновение контакта—второй конец. Прекращение контакта—середина. А жажда—это швея. Ведь жажда пришивает человека к порождению того или иного существования. Вот каким образом монах напрямую знает то, что следует познать напрямую; полностью понимает то, что следует полностью понять. Сделав так в этой самой жизни, он кладёт конец страданиям».

(2) Когда так было сказано, другой монах сказал старшим монахам: «Прошлое, друзья, это один конец. Будущее—второй конец. Настоящее—середина. А жажда—это швея. Ведь жажда пришивает… он кладёт конец страданиям».

(3) Когда так было сказано, другой монах сказал старшим монахам: «Приятное чувство, друзья, это один конец. Болезненное чувство—второй конец. Ни-приятное-ни-болезненное чувство—середина. А жажда—это швея. Ведь жажда пришивает… он кладёт конец страданиям».

(4) Когда так было сказано, другой монах сказал старшим монахам: «Имя, друзья, это один конец. Форма—второй конец. Сознание—середина. А жажда—это швея. Ведь жажда пришивает… он кладёт конец страданиям».

(5) Когда так было сказано, другой монах сказал старшим монахам: «Шесть внутренних сфер, друзья, это один конец. Шесть внешних сфер—второй конец. Сознание—середина. А жажда—это швея. Ведь жажда пришивает… он кладёт конец страданиям».

(6) Когда так было сказано, другой монах сказал старшим монахам: «Личностное существование, друзья, это один конец. Источник личностного существования—второй конец. Прекращение личностного существования—середина. А жажда—это швея. Ведь жажда пришивает человека к порождению того или иного существования. Вот каким образом монах напрямую знает то, что следует познать напрямую; полностью понимает то, что следует полностью понять. Сделав так в этой самой жизни, он кладёт конец страданиям».

Когда так было сказано, некий монах сказал старшим монахам: «Друзья, каждый объяснил в соответствии со своим вдохновением. Ну же, пойдёмте к Благословенному и расскажем ему об этом. То, как Благословенный объяснит нам, так мы это и запомним».

«Да, друг»—ответили те старшие монахи. И тогда старшие монахи отправились к Благословенному, поклонились ему, сели рядом, и рассказали ему обо всей беседе, что случилась между ними, [спросив]: «Учитель, кто из нас хорошо высказался?»

«Монахи, в некотором отношении все вы высказались хорошо, но слушайте внимательно, я расскажу вам о том, что я имел в виду, когда я сказал в Параяне в «Вопросах Меттейи»:

«Оба конца смог понять он,
Мудрец к середине не липнет.
Его называю великим:
Швею превзойти ведь сумел он».

«Да, Учитель»—ответили те монахи. Благословенный сказал:

«Контакт, друзья, это один конец. Возникновение контакта—второй. Прекращение контакта—середина. А жажда—это швея. Ведь жажда пришивает человека к порождению того или иного существования. Вот каким образом монах напрямую знает то, что следует познать напрямую; полностью понимает то, что следует полностью понять. Сделав так в этой самой жизни, он кладёт конец страданиям».