Ангуттара Никая

Сиха сутта

7.57. Сиха

Однажды Благословенный пребывал в Весали в Великом Лесу в зале с остроконечной крышей. И тогда военачальник Сиха отправился к Благословенному, поклонился ему, сел рядом, и сказал:

«Господин, есть ли возможность указать на напрямую видимый плод даяния?»

«Что ж, Сиха, я задам тебе вопрос на эту самую тему. Отвечай так, как сочтёшь нужным.

(1) Как ты думаешь, Сиха? Бывает так, что есть два человека, один из которых не наделён верой, скупой, подлый, оскорбляет других; а другой наделён верой, необычайно щедрый даритель, радующийся благотворительности. Как ты думаешь, Сиха? К кому бы араханты вначале проявляли бы сострадание: к тому, кто не наделён верой, кто скупой, подлый, оскорбляет других; или же к тому, кто наделён верой, кто необычайно щедрый даритель, радующийся благотворительности?»

«Господин, с какой стати арахантам вначале проявлять сострадание к человеку, который не наделён верой, кто скупой, подлый, оскорбляет других? Они вначале проявят сострадание к тому, кто наделён верой, кто необычайно щедрый даритель, радующийся благотворительности».

(2) «Как ты думаешь, Сиха? К кому бы араханты подходили бы вначале: к тому, кто не наделён верой, кто скупой, подлый, оскорбляет других; или же к тому, кто наделён верой, кто необычайно щедрый даритель, радующийся благотворительности?»

«Господин, с какой стати арахантам вначале походить к человеку, который не наделён верой, кто скупой, подлый, оскорбляет других? Они вначале подходят к тому, кто наделён верой, кто необычайно щедрый даритель, радующийся благотворительности».

(3) «Как ты думаешь, Сиха? От кого бы араханты принимали бы подаяния вначале: от того, кто не наделён верой, кто скупой, подлый, оскорбляет других; или же от того, кто наделён верой, кто необычайно щедрый даритель, радующийся благотворительности?»

«Господин, с какой стати арахантам вначале принимать подаяния от человека, который не наделён верой, кто скупой, подлый, оскорбляет других? Они вначале принимают подаяния от того, кто наделён верой, кто необычайно щедрый даритель, радующийся благотворительности».

(4) «Как ты думаешь, Сиха? Кого бы араханты вначале обучали бы Дхамме: того, кто не наделён верой, кто скупой, подлый, оскорбляет других; или же того, кто наделён верой, кто необычайно щедрый даритель, радующийся благотворительности?»

«Господин, с какой стати арахантам вначале обучать Дхамме человека, который не наделён верой, кто скупой, подлый, оскорбляет других? Они вначале обучают Дхамме того, кто наделён верой, кто необычайно щедрый даритель, радующийся благотворительности».

(5) «Как ты думаешь, Сиха? Какой человек заработал бы хорошую репутацию: тот, кто не наделён верой, кто скупой, подлый, оскорбляет других; или тот, кто наделён верой, кто необычайно щедрый даритель, радующийся благотворительности?»

«Господин, с какой стати человек, который не наделён верой, кто скупой, подлый, оскорбляет других, заработал бы хорошую репутацию? Именно тот, кто наделён верой, кто необычайно щедрый даритель, радующийся благотворительности, заработал бы хорошую репутацию».

(6) «Как ты думаешь, Сиха? Какой человек подходил бы к любому собранию—кхаттиев, брахманов, домохозяев или отшельников—уверенным и невозмутимым: тот, кто не наделён верой, кто скупой, подлый, оскорбляет других; или тот, кто наделён верой, кто необычайно щедрый даритель, радующийся благотворительности?»

«Господин, с какой стати человек, который не наделён верой, кто скупой, подлый, оскорбляет других, уверенным и невозмутимым подходил бы к любому собранию—кхаттиев, брахманов, домохозяев или отшельников? Именно тот, кто наделён верой, кто необычайно щедрый даритель, радующийся благотворительности, уверенным и невозмутимым подходил бы к любому собранию—кхаттиев, брахманов, домохозяев или отшельников».

(7) «Как ты думаешь, Сиха? С распадом тела, после смерти, какой человек переродился бы в благом уделе, в небесном мире: тот, кто не наделён верой, кто скупой, подлый, оскорбляет других; или тот, кто наделён верой, кто необычайно щедрый даритель, радующийся благотворительности?»

«Господин, с какой стати человек, который не наделён верой, кто скупой, подлый, оскорбляет других, переродился бы в благом уделе, небесном мире, после распада тела, после смерти? Именно тот, кто наделён верой, кто необычайно щедрый даритель, радующийся благотворительности, переродился бы в благом уделе, небесном мире, после распада тела, после смерти.

Господин, я не опираюсь на веру в Благословенного в отношении тех шести напрямую видимых плодов даяния, которые он провозгласил. Я и сам их знаю тоже. Ведь я—жертвователь, необычайно щедрый даритель, и араханты вначале проявляют сострадание ко мне. Я—жертвователь, необычайно щедрый даритель, и араханты вначале подходят ко мне … вначале принимают подаяния от меня … вначале обучают Дхамме меня. Я—жертвователь, необычайно щедрый даритель, и я заработал хорошую репутацию: «Военачальник Сиха—жертвователь, спонсор, содержатель Сангхи». Я—жертвователь, необычайно щедрый даритель, и какому бы собранию я ни подходил—кхаттиев, брахманов, домохозяев или отшельников—я подхожу к нему уверенным и невозмутимым.

Я не опираюсь на веру в Благословенного в отношении тех шести напрямую видимых плодов даяния, которые он провозгласил. Я и сам их знаю тоже. Но когда Благословенный говорит мне: «Сиха, с распадом тела, после смерти, жертвователь, необычайно щедрый даритель, перерождается в благом уделе, в небесном мире»—то я не знаю этого, и в этом я опираюсь на веру в Благословенного».

«Так оно, Сиха, так оно! С распадом тела, после смерти, жертвователь, необычайно щедрый даритель, перерождается в благом уделе, в небесном мире».