Ангуттара Никая

Карандава сутта

8.10. Отбросы

Однажды Благословенный пребывал в Чампе на берегу лотосового пруда Гаггары. И в то время монахи делали выговор монаху за проступок. И когда они делали ему выговор, тот монах отвечал уклончиво, переводил беседу на другую тему, выражал злобу, ненависть и негодование. Тогда Благословенный обратился к монахам: «Монахи, выбросьте этого человека! Монахи, выбросьте этого человека! Этого человека следует изгнать. Стоит ли оно того, что сын других утомляет вас?»

Монахи, покуда монахи не видят его проступка, этот человек ведёт себя так же, как и хорошие монахи, когда (1) идёт вперёд и (2) возвращается, (3) смотрит вперёд и (4) по сторонам, (5) сгибает и (6) распрямляет свои члены тела, (7) несёт одеяние, (8) внешнее одеяние и чашу. Однако, когда они видят его проступок, они знают его как порчу среди отшельников, как отбросы и высевки среди отшельников. Затем они выдворяют его. Почему? Чтобы он не попортил хороших монахов.

Представьте растущее поле ячменя, и появился бы некий заражённый ячмень, который являлся бы отбросами и высевкой среди ячменя. Покуда колос не поспел, его корни будут подобны тем другим [корням] хорошего ячменя. Его стебель будет подобен тем другим [стеблям] хорошего ячменя. Его листья будут подобны тем другим [листьям] хорошего ячменя. Однако, затем, когда колос поспеет, его увидят как заражённый ячмень, как отбросы и высевки среди ячменя. Тогда они выдерут его с корнем и выбросят прочь с поля. И почему? Чтобы он не попортил хороший ячмень.

Точно также, покуда монахи не видят его проступка… Чтобы он не попортил хороших монахов.

Представьте, как если бы просеивали большую кучу зерна, и прочные и цельные зёрна собирались бы в кучу, что рядом, а ветер сдувал бы испорченные и побитые зёрна в другую сторону. Затем хозяева взяли бы метлу и смели бы их ещё дальше. И почему? Чтобы они не попортили хорошее зерно.

Точно также, покуда монахи не видят его проступка… Чтобы он не попортил хороших монахов.

Представьте, как если бы человеку понадобилась бы сточная канавка для колодца. Он бы взял острый топор и вошёл бы в лес. Он бы ударил топором несколько деревьев. Будучи ударенными, прочные и цельные деревья издали бы глухой звук, а те, что внутренне прогнили, испорчены, разложились, издали бы пустой звук. Тогда человек срубил бы под корень такое дерево топором, срезал верхушку, тщательно вычистил его и использовал бы в качестве сточной канавки для колодца.

Точно также, покуда монахи не видят его проступка… Чтобы он не попортил хороших монахов». [И далее он добавил]:

«[Лишь] проживая вместе сможешь ты его узнать
Как злого человека, чьи желания порочны.
Словами сеет клевету, упрямый, дерзкий он,
Завистливый, скупой, и других вводит в заблуждение.

С людьми он говорит, будто бы сам—аскет,
[Он обращается] к ним голосом спокойным,
Но в тайне делает свои порочные дела,
С губительными взглядами, без уважения к другим.

Хоть и заблудший он, хоть ложь он говорит,
Знать следует его таким, какой он есть.
И встретиться в согласии всем нужно будет вам,
С решительностью выгнать следует его.

От мусора избавьтесь!
Устраните же испорченных друзей!
Сметите высевки, тех не-отшельников,
Которые отшельниками мнят себя!

Изгнав всех тех, с порочными желаниями,
И с поведением, с прибежищем плохим,
Живите в общности, будьте осознанны—
Чистые с чистыми;
И вот тогда, в согласии, и в бдительности пребывая,
Страданиям положите конец».