Ангуттара Никая

Самбодхи сутта

9.1. Просветление

Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал в Саваттхи в роще Джеты в монастыре Анатхапиндики. Там Благословенный обратился к монахам: «Монахи!»

«Учитель!»—ответили те монахи. Благословенный сказал:

«Монахи, странники-приверженцы иных учений могут спросить вас: «В чём, друзья, заключается непосредственная причина для развития средств к просветлению?» Будучи спрошенными так, как бы вы им ответили?»

«Учитель, наши учения укоренены в Благословенном, направляемы Благословенным, находят пристанище в Благословенном. Было бы хорошо, если бы Благословенный [сам] прояснил значение этого утверждения. Услышав это из его уст, монахи запомнят это».

«Тогда, монахи, слушайте внимательно. Я буду говорить».

«Да, Учитель»—ответили монахи. Благословенный сказал:

«Монахи, если странники-приверженцы иных учений спросят вас: «В чём, друзья, заключается непосредственная причина для развития средств к просветлению?»—то вот как вам следует ответить:

(1) «Вот, друзья, у монаха хорошие друзья, хорошие спутники, хорошие товарищи. Такова первая непосредственная причина для развития средств к просветлению.

(2) Далее, друзья, монах нравственен. Он пребывает, обуздывая себя Патимоккхой, обладая хорошим поведением и [подобающими] средствами, видя опасность в мельчайших проступках. Возложив на себя правила тренировки, он тренируется в них. Такова вторая непосредственная причина для развития средств к просветлению.

(3) Далее, друзья, монах слушает по желанию, без сложностей и проблем, беседу, связанную с отшельнической жизнью, которая ведёт к раскрытию сердца, то есть—беседу о малом количестве желаний, о довольствовании [тем, что есть], об уединении, об отсутствии связанности [с другими], о зарождении усердия, о нравственном поведении, о сосредоточении, о мудрости, об освобождении, о знании и видении освобождения. Такова третья непосредственная причина для развития средств к просветлению.

(4) Далее, друзья, монах зародил усилие к оставлению неблагих качеств и к обретению благих качеств. [В этом] он силён, упорен в старании, не откладывает [своей] обязанности развивать благие качества. Таковая четвёртая непосредственная причина для развития средств к просветлению.

(5) Далее, друзья, монах мудр. Он обладает мудростью, которая различает возникновение и угасание—благородной, проницательной, ведущей к полному уничтожению страданий. Таковая пятая непосредственная причина для развития средств к просветлению».

Когда, монахи, у монаха есть хорошие друзья, хорошие спутники, хорошие товарищи, то можно ожидать, что он будет нравственным, тем, кто пребывает, обуздывая себя Патимоккхой, обладает хорошим поведением и [подобающими] средствами, видит опасность в мельчайших проступках. Возложив на себя правила тренировки, он будет тренироваться в них.

Когда у монаха есть хорошие друзья, хорошие спутники, хорошие товарищи, то можно ожидать, что он станет слушать по желанию, без сложностей и проблем, беседу, связанную с отшельнической жизнью…

Когда у монаха есть хорошие друзья, хорошие спутники, хорошие товарищи, то можно ожидать, что он зародит усилие к оставлению неблагих качеств…

Когда у монаха есть хорошие друзья, хорошие спутники, хорошие товарищи, то можно ожидать, что он будет мудрым, [будет] обладать мудростью, которая различает возникновение и угасание—благородной, проницательной, ведущей к полному уничтожению страданий.

Утвердившись в этих пяти вещах, далее монаху следует развивать [другие] четыре вещи. [Какие четыре?]

(6) Восприятие непривлекательности должно быть развито, чтобы оставить жажду. (7) Доброжелательность должна быть развита, чтобы отбросить злобу. (8) Осознанность к дыханию должна быть развита, чтобы отсечь мысли. (9) Восприятие непостоянства должно быть развито, чтобы устранить самомнение «я». Когда человек воспринимает непостоянство, то [в нём] утверждается восприятие безличностности. Тот, кто воспринимает безличностность, тот искореняет самомнение «я», [что и есть] ниббана в этой самой жизни».