Ангуттара Никая

Саупадисеса сутта

9.12. С остатком

Однажды Благословенный пребывал в Саваттхи в роще Джеты в монастыре Анатхапиндики. И тогда, утром, Достопочтенный Сарипутта оделся, взял чашу и одеяние и вошёл в Саваттхи собирать подаяния. И тогда мысль пришла к нему: «Слишком рано ходить по Саваттхи в поисках подаяний. Что если я отправлюсь в парк странников-приверженцев других учений?»

И тогда Достопочтенный Сарипутта отправился в парк странников-приверженцев других учений. Он обменялся с теми странниками вежливыми приветствиями и после обмена вежливыми приветствиями и любезностями сел рядом. И в то время те странники собрались вместе, и по мере того, как они сидели, следующая беседа случилась между ними: «Друзья, любой, кто умирает с остатком, не освобождён от ада, от мира животных, от мира страдающих духов. Он не освобождён от состояний лишений, от плохих уделов, от нижних миров».

И тогда Достопочтенный Сарипутта ни восхитился, ни отверг утверждений тех странников, но поднялся со своего сиденья и ушёл, [думая]: «Посмотрим, что Благословенный скажет об этом».

Затем, когда Достопочтенный Сарипутта походил по Саваттхи в поисках подаяний, после принятия пищи, вернувшись с хождения за подаяниями, он отправился к Благословенному, поклонился ему и сел рядом. Затем он обратился к Благословенному: «Вот же, Учитель, я утром оделся… по мере того, как они сидели, следующая беседа случилась между ними: «Друзья, любой, кто умирает с остатком, не освобождён от ада, от мира животных, от мира страдающих духов. Он не освобождён от состояний лишений, от плохих уделов, от нижних миров». Я ни восхитился, ни отверг утверждений тех странников, но поднялся со своего сиденья и ушёл, [думая]: «Посмотрим, что Благословенный скажет об этом».

«Кто они такие, Сарипутта, эти глупые и несведущие странники-приверженцы других учений, и кто они—те, кто знают того, кто имеет остаток как «имеющего остаток», и того, кто не имеет остатка как «не имеющего остатка»?

Эти девять личностей, Сарипутта, умирая с остатком, освобождены от ада, от мира животных, от мира страдающих духов; освобождены от состояний лишений, от плохих уделов, от нижних миров. Какие девять?

(1) Вот, Сарипутта, некий человек исполняет нравственное поведение и сосредоточение, но взращивает мудрость только до некоторой степени. С полным уничтожением пяти нижних оков этот человек достигает ниббаны в промежутке. Такова первая личность, умирающая с остатком, которая освобождена от ада, от мира животных, от мира страдающих духов; освобождена от состояний лишений, от плохих уделов, от нижних миров.

(2) Далее, некий человек исполняет нравственное поведение и сосредоточение, но взращивает мудрость только до некоторой степени. С полным уничтожением пяти нижних оков этот человек достигает ниббаны по приземлении…

(3) Далее, некий человек исполняет нравственное поведение и сосредоточение, но взращивает мудрость только до некоторой степени. С полным уничтожением пяти нижних оков этот человек достигает ниббаны без приложения усилий…

(4) Далее, некий человек исполняет нравственное поведение и сосредоточение, но взращивает мудрость только до некоторой степени. С полным уничтожением пяти нижних оков этот человек достигает ниббаны с приложением усилий…

(5) Далее, некий человек исполняет нравственное поведение и сосредоточение, но взращивает мудрость только до некоторой степени. С полным уничтожением пяти нижних оков этот человек устремляется вверх, направляясь к [высшему] миру [Чистых Обителей] Аканиттха. Такова пятая личность, умирающая с остатком, которая освобождена от ада, от мира животных, от мира страдающих духов; освобождена от состояний лишений, от плохих уделов, от нижних миров.

(6) Далее, некий человек исполняет нравственное поведение, но взращивает сосредоточение и мудрость только до некоторой степени. С полным уничтожением трёх нижних оков, а также с ослаблением жажды, злобы, и заблуждения, он является однажды-возвращающимся—тем, кто, вернувшись назад в этот мир лишь ещё один раз, положит конец страданиям. Таковая шестая личность…

(7) Далее, некий человек исполняет нравственное поведение, но взращивает сосредоточение и мудрость только до некоторой степени. С полным уничтожением трёх нижних оков он является восходящим-лишь-один-раз—тем, кто, переродившись ещё один раз человеком, положит конец страданиям. Таковая седьмая личность…

(8) Далее, некий человек исполняет нравственное поведение, но взращивает сосредоточение и мудрость только до некоторой степени. С полным уничтожением трёх нижних оков он является идущим-из-семьи-в-семью—тем, кто, после двух или трёх странствий и скитаний по хорошим семьям положит конец страданиям. Таковая восьмая личность…

(9) Далее, некий человек исполняет нравственное поведение, но взращивает сосредоточение и мудрость только до некоторой степени. С полным уничтожением трёх нижних оков он является достигающим-за-семь-жизней-максимум—тем, кто после максимум семи странствий и скитаний среди дэвов и людей положит конец страданиям. Такова девятая личность, умирающая с остатком, которая освобождена от ада, от мира животных, от мира страдающих духов; освобождена от состояний лишений, от плохих уделов, от нижних миров.

Кто они такие, Сарипутта, эти глупые и несведущие странники-приверженцы иных учений, и кто они—те, кто знают того, кто имеет остаток как «имеющего остаток», и того, кто не имеет остатка как «не имеющего остатка»?

Эти девять личностей, умирая с остатком, освобождены от ада… нижних миров. Сарипутта, я не был предрасположен к тому, чтобы давать это изложение Дхаммы монахам, монахиням, мирянам и мирянкам. И почему? Меня беспокоило то, что, услышав это изложение Дхаммы, они могут склониться к беспечности. Однако, я рассказал это изложение Дхаммы, чтобы ответить на твой вопрос».