Ангуттара Никая

Дутия вихара сутта

9.33. Обиталища (II)

[Благословенный сказал]: «Монахи, я научу вас достижению девяти последовательных обиталищ. Слушайте внимательно, я буду говорить».

«Да, Учитель»—отвечали те монахи. Благословенный сказал:

«И каково, монахи, достижение девяти последовательных обиталищ?

(1) О [том состоянии], где прекращаются чувственные удовольствия, и о тех, кто пребывает, тщательно завершив чувственные удовольствия, я говорю так: «Воистину, эти достопочтенные—угасшие и не имеющие потребности. Они пересекли [чувственность] и вышли за пределы в этом самом отношении». Если кто-либо скажет: «Где чувственные удовольствия прекращаются? Кто они, те, кто пребывают, тщательно завершив чувственные удовольствия? Я не знаю этого, я не вижу этого»—то ему следует ответить так: «Вот, друг, будучи отстранённым от чувственных удовольствий, отстранённым от неблагих состояний [ума], монах входит и пребывает в первой джхане, которая сопровождается направлением и удержанием [ума на объекте медитации], с восторгом и счастьем, которые возникли из-за [этой] отстранённости. Здесь прекращаются чувственные удовольствия, и вот кто пребывает, тщательно завершив чувственные удовольствия».

Вне сомнений, монахи, тот, кто не коварен и не лицемерен, должен восхититься и возрадоваться этому утверждению, сказав: «Хорошо!». Сделав так, поклонившись в почтительном приветствии, ему следует прислуживать им.

(2) О [том состоянии], где прекращаются направление и удержание [ума на объекте медитации], и о тех, кто пребывает, тщательно завершив направление и удержание, я говорю так: «Воистину, эти достопочтенные—угасшие и не имеющие потребности. Они пересекли [это] и вышли за пределы в этом самом отношении». Если кто-либо скажет: «Где прекращаются направление и удержание? Кто они, те, кто пребывают, тщательно завершив направление и удержание? Я не знаю этого, я не вижу этого»—то ему следует ответить так: «Вот, друг, с угасанием направления и удержания [ума на объекте], монах входит и пребывает во второй джхане, в которой наличествуют внутренняя уверенность и единение ума, в которой нет направления и удержания, но есть восторг и счастье, которые возникли посредством сосредоточения. Здесь прекращаются направление и удержание, и вот кто пребывает, тщательно завершив направление и удержание».

Вне сомнений, монахи, тот, кто не коварен и не лицемерен… прислуживать им.

(3) О [том состоянии], где прекращается восторг, и о тех, кто пребывает, тщательно завершив восторг, я говорю так: «Воистину, эти достопочтенные—угасшие и не имеющие потребности. Они пересекли [это] и вышли за пределы в этом самом отношении». Если кто-либо скажет: «Где прекращается восторг? Кто они, те, кто пребывают, тщательно завершив восторг? Я не знаю этого, я не вижу этого»—то ему следует ответить так: «Вот, друг, с угасанием восторга монах пребывает невозмутимым, осознанным, бдительным и ощущает счастье телом. Он входит и пребывает в третьей джхане, о которой Благородные говорят так: «Он невозмутим, осознан, пребывает в счастье». Здесь прекращается восторг, и вот кто пребывает, тщательно завершив восторг».

Вне сомнений, монахи, тот, кто не коварен и не лицемерен… прислуживать им.

(4) О [том состоянии], где прекращается счастье, [связанное с] невозмутимостью, и о тех, кто пребывает, тщательно завершив счастье, [связанное с] невозмутимостью, я говорю так: «Воистину, эти достопочтенные—угасшие и не имеющие потребности. Они пересекли [это] и вышли за пределы в этом самом отношении». Если кто-либо скажет: «Где прекращается счастье, [связанное с] невозмутимостью? Кто они, те, кто пребывают, тщательно завершив счастье, [связанное с] невозмутимостью? Я не знаю этого, я не вижу этого»—то ему следует ответить так: «Вот, друг, с оставлением удовольствия и боли, равно как и с предыдущим угасанием радости и недовольства, монах входит и пребывает в четвёртой джхане, которая ни-приятна-ни-болезненна, характерна чистейшей осознанностью из-за невозмутимости. Здесь прекращается счастье, [связанное с] невозмутимостью, и вот кто пребывает, тщательно завершив счастье, [связанное с] невозмутимостью».

Вне сомнений, монахи, тот, кто не коварен и не лицемерен… прислуживать им.

(5) О [том состоянии], где прекращаются восприятия форм, и о тех, кто пребывает, тщательно завершив восприятия форм, я говорю так: «Воистину, эти достопочтенные—угасшие и не имеющие потребности. Они пересекли [это] и вышли за пределы в этом самом отношении». Если кто-либо скажет: «Где прекращаются восприятия форм? Кто они, те, кто пребывают, тщательно завершив восприятия форм? Я не знаю этого, я не вижу этого»—то ему следует ответить так: «Вот, друг, с полным преодолением восприятий форм, с угасанием восприятий, вызываемых органами чувств, не обращающий внимания на восприятие множественности, [воспринимая]: «безграничное пространство», монах входит и пребывает в сфере безграничного пространства. Здесь прекращаются восприятия форм, и вот кто пребывает, тщательно завершив восприятия форм».

Вне сомнений, монахи, тот, кто не коварен и не лицемерен… прислуживать им.

(6) О [том состоянии], где прекращается восприятие сферы безграничного пространства, и о тех, кто пребывает, тщательно завершив восприятие сферы безграничного пространства, я говорю так: «Воистину, эти достопочтенные—угасшие и не имеющие потребности. Они пересекли [это] и вышли за пределы в этом самом отношении». Если кто-либо скажет: «Где прекращается восприятие сферы безграничного пространства? Кто они, те, кто пребывают, тщательно завершив восприятие сферы безграничного пространства? Я не знаю этого, я не вижу этого»—то ему следует ответить так: «Вот, друг, с полным преодолением сферы безграничного пространства, [воспринимая]: «сознание безгранично», монах входит и пребывает в сфере безграничного сознания. Здесь прекращается восприятие сферы безграничного пространства, и вот кто пребывает, тщательно завершив восприятие сферы безграничного пространства».

Вне сомнений, монахи, тот, кто не коварен и не лицемерен… прислуживать им.

(7) О [том состоянии], где прекращается восприятие сферы безграничного сознания, и о тех, кто пребывает, тщательно завершив восприятие сферы безграничного сознания, я говорю так: «Воистину, эти достопочтенные—угасшие и не имеющие потребности. Они пересекли [это] и вышли за пределы в этом самом отношении». Если кто-либо скажет: «Где прекращается восприятие сферы безграничного сознания? Кто они, те, кто пребывают, тщательно завершив восприятие сферы безграничного сознания? Я не знаю этого, я не вижу этого»—то ему следует ответить так: «Вот, друг, с полным преодолением сферы безграничного сознания, [воспринимая]: «здесь ничего нет», монах входит и пребывает в сфере отсутствия всего. Здесь прекращается восприятие сферы безграничного сознания, и вот кто пребывает, тщательно завершив восприятие сферы безграничного сознания».

Вне сомнений, монахи, тот, кто не коварен и не лицемерен… прислуживать им.

(8) О [том состоянии], где прекращается восприятие сферы отсутствия всего, и о тех, кто пребывает, тщательно завершив восприятие сферы отсутствия всего, я говорю так: «Воистину, эти достопочтенные—угасшие и не имеющие потребности. Они пересекли [это] и вышли за пределы в этом самом отношении». Если кто-либо скажет: «Где прекращается восприятие сферы отсутствия всего? Кто они, те, кто пребывают, тщательно завершив восприятие сферы отсутствия всего? Я не знаю этого, я не вижу этого»—то ему следует ответить так: «Вот, друг, с полным преодолением сферы отсутствия всего монах входит и пребывает в сфере ни восприятия ни не-восприятия. Здесь прекращается восприятие сферы отсутствия всего, и вот кто пребывает, тщательно завершив восприятие сферы отсутствия всего».

Вне сомнений, монахи, тот, кто не коварен и не лицемерен… прислуживать им.

(9) О [том состоянии], где прекращается восприятие сферы ни восприятия ни не-восприятия, и о тех, кто пребывает, тщательно завершив восприятие сферы ни восприятия ни не-восприятия, я говорю так: «Воистину, эти достопочтенные—угасшие и не имеющие потребности. Они пересекли [это] и вышли за пределы в этом самом отношении». Если кто-либо скажет: «Где прекращается восприятие сферы ни восприятия ни не-восприятия? Кто они, те, кто пребывают, тщательно завершив восприятие сферы ни восприятия ни не-восприятия? Я не знаю этого, я не вижу этого»—то ему следует ответить так: «Вот, друг, с полным преодолением сферы ни восприятия ни не-восприятия монах входит и пребывает в прекращении восприятия и чувствования. Здесь прекращается восприятие сферы ни восприятия ни не-восприятия, и вот кто пребывает, тщательно завершив восприятие сферы ни восприятия ни не-восприятия».

Вне сомнений, монахи, тот, кто не коварен и не лицемерен, должен восхититься и возрадоваться этому утверждению, сказав: «Хорошо!». Сделав так, поклонившись в почтительном приветствии, ему следует прислуживать им.

Таково, монахи, достижение девяти последовательных обиталищ».