Мадджхима никая

Чуладуккхаккхандха сутта

14. Малая сутта о массе страдания

Я слышал​, что как-то раз, когда Благословенный пребывал в ашраме Нигродхи близ Капилаваттху в земле сакьев, к нему пришёл сакья Маханама. По прибытии, он, почтительно поприветствовав Благословенного, сел в стороне. Сев в стороне, сакья Маханама обратился к Благословенному:

Вопрос Маханамы о трёх коренных сквернах

«Преподобный, Дхамму, проповеданную Благословенным, я давно уже понимаю так, что вожделение – это скверна ума, ненависть – это скверна ума, заблуждение - это скверна ума. И хотя, преподобный, я понимаю Дхамму, проповеданную Благословенным, так, что вожделение – это скверна ума, ненависть – это скверна ума, заблуждение - это скверна ума, состояние вожделения, состояние ненависти, состояние заблуждения, порой охватывают мой ум и не отпускают его. И мне подумалось: «Какое качество, мной внутри не изжитое, заставляет состояние вожделения, состояние ненависти, состояние заблуждения, порой охватывать мой ум и не отпускать его?»

Объяснение Будды

«Маханама, сами эти качества, тобой внутри не изжитые, и заставляют состояние вожделения, состояние ненависти, состояние заблуждения порой охватывать твой ум и не отпускать его. Ибо, Маханама, будь они тобой внутри изжиты, ты бы не вёл образ жизни домохозяина и не предавался чувственным удовольствиям. Но поскольку они тобой внутри не изжиты, ты и ведёшь образ жизни домохозяина и предаёшься чувственным удовольствиям.

Блаженство за пределами чувственных удовольствий

Маханама, ученик благородных, даже правильным знанием в совершенстве познавший истинную природу чувственных удовольствий, то, что в них мало наслаждения, много страдания и неприятностей, и ещё больше порока, если не обрёл радость и блаженство за пределами чувственных удовольствий и неблагих состояний или нечто более безмятежное, то он не отвернулся от чувственных удовольствий.

Однако, ученик благородных, правильным знанием в совершенстве познавший истинную природу чувственных удовольствий, то, что в них мало наслаждения, много страдания и неприятностей, и ещё больше порока, если обрёл радость и блаженство за пределами чувственных удовольствий и неблагих состояний или нечто более безмятежное, то он отвернулся от чувственных удовольствий.

Маханама, до своего пробуждения, будучи непробуждённым бодхисаттой, даже правильным знанием в совершенстве познав истинную природу чувственных удовольствий, то, что в них мало наслаждения, много страдания и неприятностей, и ещё больше порока, но не обретя радости и блаженства за пределами чувственных удовольствий и неблагих состояний или нечто более безмятежное, я знал, что тоже не отвернулся от чувственных удовольствий.

Однако, до своего пробуждения, будучи непробуждённым бодхисаттой, правильным знанием в совершенстве познав истинную природу чувственных удовольствий, то, что в них мало наслаждения, много страдания и неприятностей, и ещё больше порока, и обретя радость и блаженство за пределами чувственных удовольствий и неблагих состояний или нечто более безмятежное, я знал, что отвернулся от чувственных удовольствий.

Наслаждение сферой чувственности

И что, Маханама, есть наслаждение сферой чувственности? Пять струн чувственности.

Какие пять? Формы, воспринимаемые глазом… звуки, воспринимаемые ухом… запахи, воспринимаемые носом… вкусы, воспринимаемые посредством языком… прикосновения, воспринимаемые телом, вожделенные, желанные, дорогие, приятные, связанные с чувственными удовольствиями, вызывающие страсть.

Таковы пять струн чувственности. Все приятные ощущения и эмоции, возникающие в результате эти пяти струн чувственности, и есть наслаждение сферой чувственности.

Порок сферы чувственности

А что, Маханама, есть порок сферы чувственности?

Погоня за материальным благополучием

Например, молодой человек, зарабатывая на жизнь неким ремеслом – будь то учёт, счетоводство, бухгалтерия, земледелие, торговля, животноводство, стрельба из лука, придворная служба или что-либо другое – сталкивается с холодом, сталкивается с жарой, страдает от укусов оводов, комаров, воздействия ветра, солнца, от укусов гадов, умирая от голода и жажды.

Это, Маханама, и есть порок сферы чувственности в этом мире, масса страдания, возникающая из чувственности, источником которой служит чувственность, которая является следствием чувственности, причиной которой служит сама чувственность.

Если усилия, усердие, старания этого молодого человека не приносят ему богатства, он принимается горевать, делается несчастным, причитает, жалуясь, бьёт себя в грудь, впадает в растерянность: «Все мои усилия тщетны, бесплодны все мои старания!»

И это, Маханама, есть тоже порок сферы чувственности в этом мире, масса страдания, возникающая из чувственности, источником которой служит чувственность, которая является следствием чувственности, причиной которой служит сама чувственность.

Охрана материального благополучия

Если же усилия, усердие, старания этого молодого человека приносят ему богатство, то оберегая его, он испытывает неприятные ощущения и эмоции, думая: «Как бы моё имущество ни вельможа не отнял, ни вор, ни огонь не уничтожил, ни вода не смыла, ни досталось оно злым наследникам.» А если, не смотря на защиту и охрану, вельможа или вор отнимает его имущество, либо огонь уничтожает его или смывает вода, либо оно достаётся злым наследникам, он принимается горевать, делается несчастным, причитает, жалуясь, бьёт себя в грудь, впадает в растерянность: «Что у меня было, всё пропало!»

И это, Маханама, есть тоже порок сферы чувственности в этом мире, масса страдания, возникающая из чувственности, источником которой служит чувственность, которая является следствием чувственности, причиной которой служит сама чувственность.

Конфликты между людьми

И опять же, Маханама, из-за чувственности, под влиянием чувственности, вследствие чувственности, по причине самой чувственности цари ссорятся с царями, знать со знатью, брахманы с брахманами, домохозяева с домохозяевами, мать ссорится с чадом, чадо - с матерью, отец - с чадом, чадо - с отцом, брат – с братом, брат – с сестрой, сестра – с братом, друг – с другом. Так, скатываясь до скандалов, оскорблений, ссор, люди бросаются друг на друга с тумаками, с комьями земли, с палками, с ножами, подвергаясь смерти или смертельным страданиям.

И это, Маханама, есть тоже порок сферы чувственности в этом мире, масса страдания, возникающая из чувственности, источником которой служит чувственность, которая является следствием чувственности, причиной которой служит сама чувственность.

Войны

И опять же, Маханама, из-за чувственности, под влиянием чувственности, вследствие чувственности, по причине самой чувственности, взяв щит и меч, вооружившись луком и колчаном, расположившись боевым порядком с двух сторон, они бросаются в битву, выпуская стрелы, метая копья, сверкая клинками. При этом их пронзают стрелами, пронзают копьями, обезглавливают мечом, подвергая смерти или смертельным страданиям.

И это, Маханама, есть тоже порок сферы чувственности в этом мире, масса страдания, возникающая из чувственности, источником которой служит чувственность, которая является следствием чувственности, причиной которой служит сама чувственность.

И опять же, Маханама, из-за чувственности, под влиянием чувственности, вследствие чувственности, по причине самой чувственности, взяв щит и меч, вооружившись луком и колчаном, они бросаются на штурм скользких земляных валов, выпуская стрелы, метая копья, сверкая клинками. При этом их пронзают стрелами, пронзают копьями, обливают кипящим навозом, давят тяжёлыми грузами, обезглавливают мечом, подвергая смерти или смертельным страданиям.

И это, Маханама, есть тоже порок сферы чувственности в этом мире, масса страдания, возникающая из чувственности, источником которой служит чувственность, которая является следствием чувственности, причиной которой служит сама чувственность.

Преступность

И опять же, Маханама, из-за чувственности, под влиянием чувственности, вследствие чувственности, по причине самой чувственности они взламывают дома, похищают имущество, причиняют вред домохозяевам, устраивают засады, ходят к чужим жёнам. Схватив их, правители подвергают их разнообразным истязаниям – их хлещут плетьми, прутьями, палками, им отсекают руки, ноги, руки и ноги, уши, нос, уши и нос, им устраивают «горшок каши», «бритьё полированной раковиной», «пасть Раху», «огненную гирлянду», «руку-факел», «травяной ремень», «костюм из коры», «пылающую антилопу», «мясные крюки», «строгание под монету», «вымачивание в щёлоке», «вращение прута», «соломенный тюфяк», обливают кипящим маслом, скармливают собакам, заживо сажают на колья, обезглавливают мечом, подвергая смерти или смертельным страданиям.

И это, Маханама, есть тоже порок сферы чувственности в этом мире, масса страдания, возникающая из чувственности, источником которой служит чувственность, которая является следствием чувственности, причиной которой служит сама чувственность.

Безнравственность

И опять же, Маханама, из-за чувственности, под влиянием чувственности, вследствие чувственности, по причине самой чувственности они совершают дурные поступки, произносят дурные речи, имеют дурные помыслы. Насовершав дурных поступков, наговорив дурных речей, напомышляв дурно, после смерти они перерождаются в сфере лишений, в скверном месте, на нижних уровнях, в аду.

Это, Маханама, есть порок сферы чувственности в будущем мире, масса страдания, возникающая из чувственности, источником которой служит чувственность, которая является следствием чувственности, причиной которой служит сама чувственность.

Дискуссия Будды с нигантхами

Как-то раз, Маханама, когда я пребывал на Горе стервятников близ Раджагахи, на склоне Горы мудрецов на Чёрном камне множество нигантхов подвизались в стоянии, отказав себе в сиденьи, претерпевая чувство острой, сильной, жестокой боли.

Вечером, покинув уединение, я отправился к нигантхам на Чёрном камне на Горе мудрецов. По прибытии я спросил у них: «Чего ради вы, братья, подвизаетесь в стоянии, отказав себе в сиденьи, претерпевая чувство острой, сильной, жестокой боли?»

В ответ нигантхи мне сказали: «Брат, всеведущий, всевидящий нигантха Натапутта признаётся в обладании совершенными знанием и ви́дением: «Хожу ли я, стою ли, сплю или бодрствую, постоянно, непрерывно во мне присутствуют знание и ви́дение.» И он сказал: «Нигантхи, прежде совершённые вами дурные деяния уничтожьте посредством этих болезненных, трудных упражнений. Подвизаясь в воздержании тела, воздержании речи, воздержании ума, вы не создаёте дурной каммы на будущее. Так, уничтожение старых деяний посредством аскезы и воздержание от совершения новых деяний не создают последствий на будущее. Благодаря отсутствию последствий на будущее избывается камма, с избытием каммы избывается страдание, с избытием страдания избываются чувства, с избытием чувств страдание будет полностью уничтожено.» Нам это нравится, мы это принимаем и этим довольны.»

В ответ на эти слова, Маханама, я спросил нигантхов: «Братья нигантхи, а знаете ли вы, что вы существовали прежде, что вас не не существовало?»

«Нет, брат.»

«Братья нигантхи, а знаете ли вы, что вы совершали дурные деяния прежде, что вы их не не совершали?»

«Нет, брат.»

«Братья нигантхи, а знаете ли вы, что вы совершали такие-то и такие-то дурные деяния?»

«Нет, брат.»

«Братья нигантхи, а знаете ли вы, сколько страдания уже уничтожено, сколько ещё предстоит уничтожить или при уничтожении какого объёма страдания оно будет уничтожено полностью?»

«Нет, брат.»

«Братья нигантхи, а знаете ли вы, что́ в этом мире есть устранение неблагих состояний и обретение благих состояний?»

«Нет, брат.»

«Таким образом, братья нигантхи, похоже, что вы не знаете, что вы существовали прежде, что вас не не существовало; не знаете, что вы совершали дурные деяния прежде, что вы их не не совершали; не знаете, что вы совершали такие-то и такие-то дурные деяния; не знаете, сколько страдания уже уничтожено, сколько ещё предстоит уничтожить или при уничтожении какого объёма страдания оно будет уничтожено полностью; не знаете, что́ в этом мире есть устранение неблагих состояний и обретение благих состояний.

Так что, братья нигантхи, получается, что всякий, кто жесток, чьи руки по локоть в крови от жестоких деяний, тот, рождаясь среди людей, отрекается от мира как нигантха?»

Достижение блаженства

«Брат Готама, блаженство не обретается посредством блаженства. Блаженство обретается посредством страдания. Обретайся блаженство посредством блаженства, правитель Магадхи Сения Бимбисара тоже обрёл был блаженство, поскольку его блаженство превосходит блаженство брата Готамы.»

«Поспешно же, опрометчиво достопочтенными нигантхами сказаны эти слова. Поскольку сначала следовало задать мне вопрос: «Из двух почтенных господ, правителя Магадхи Сении Бибмбисары и достопочтенного Готамы, чьё блаженство больше?»

«Твоя правда, брат Готама, поспешно, опрометчиво нами сказаны эти слова. Теперь же мы задаём достопочтенному Готаме вопрос: «Из двух почтенных господ, правителя Магадхи Сении Бимбисары и достопочтенного Готамы, чьё блаженство больше?»

Чьё блаженство больше

«В таком случае, братья нигантхи, я задам вам встречный вопрос. Ответьте, как считаете нужным. Как по-вашему, может ли правитель Магадхи Сения Бимбисара, находясь без движения, не произнося ни единого слова, испытывать наивысшее блаженство на протяжении семи дней и ночей?»

«Нет, брат.»

«А может ли, по-вашему, братья нигантхи, правитель Магадхи Сения Бимбисара, находясь без движения, не произнося ни единого слова, испытывать наивысшее блаженство на протяжении шести дней и ночей... пяти дней и ночей... четырёх дней и ночей... трёх дней и ночей... двух дней и ночей... одного дня и ночи?»

«Нет, брат.»

«А я, братья нигантхи, могу, находясь без движения, не произнося ни единого слова, испытывать наивысшее блаженство на протяжении одного дня и ночи... двух дней и ночей... трёх дней и ночей... четырёх дней и ночей... пяти дней и ночей... шести дней и ночей... семи дней и ночей.

Так чьё, по-вашему, блаженство больше, правителя Магадхи Сении Бимбисары или моё?»

«Правда, блаженство достопочтенного Готамы больше блаженства правителя Магадхи Сении Бимбисары.»»

Так молвил Благословенный, и сакья Маханама возрадовался его словам.

Конец Чуладуккхаккхандха сутты