Мадджхима никая

Анумана сутта

15. Самоанализ

Я слышал, что как-то раз, пребывая в Оленьем парке рощи Бхесакала близ города Сумсумарагири в земле бхаггов, достопочтенный Махамоггаллана обратился к монахам: «Братья, монахи.»

«Брат!», - ответили монахи достопочтенному Махамоггаллане.

Качества, вызывающие непокорность

Достопочтенный Махамоггаллана сказал:

«Братья, если монах призывает: «Пусть достопочтенные выскажут мне, пусть я буду тем, кому высказывают достопочтенные», и при этом строптив, обладает качествами, вызывающими непокорность, настолько нетерпим, что неспособен правильно воспринять наставления, тогда его собратья по целомудренной жизни могут счесть, что с ним не следует общаться, что его не следует увещевать, счесть его человеком, с которым не следует сближаться.

И что, братья, есть качества, вызывающие непокорность?

Например, когда монах имеет дурные желания, находится под влиянием дурных желаний, тогда он обладает качествами, вызывающими непокорность. (1)

И опять же, когда монах себя превозносит, а других презирает, тогда он обладает качествами, вызывающими непокорность. (2)

И опять же, когда монах гневлив, одержим гневом, тогда он обладает качествами, вызывающими непокорность. (3)

И опять же, когда монах гневлив и по причине гнева враждебен, тогда он обладает качествами, вызывающими непокорность. (4)

И опять же, когда монах гневлив и по причине гнева разражается проклятиями, тогда он обладает качествами, вызывающими непокорность. (5)

И опять же, когда монах гневлив и по причине гнева произносит гневные речи, тогда он обладает качествами, вызывающими непокорность. (6)

И опять же, когда монах, получив замечание, набрасывается на сделавшего его, тогда он обладает качествами, вызывающими непокорность. (7)

И опять же, когда монах, получив замечание, оскорбляет сделавшего его, тогда он обладает качествами, вызывающими непокорность. (8)

И опять же, когда монах, получив замечание, огрызается на сделавшего его, тогда он обладает качествами, вызывающими непокорность. (9)

И опять же, когда монах, получив замечание, изворачивается, меняет тему разговора, проявляет раздражение, злобу, недовольство, тогда он обладает качествами, вызывающими непокорность. (10)

И опять же, когда монах, получив замечание, не может с ним смириться, тогда он обладает качествами, вызывающими непокорность. (11)

И опять же, когда монах презрительный и жестокосердный, тогда он обладает качествами, вызывающими непокорность. (12)

И опять же, когда монах завистливый и жадный, тогда он обладает качествами, вызывающими непокорность. (13)

И опять же, когда монах лукавый и лицемерный, тогда он обладает качествами, вызывающими непокорность. (14)

И опять же, когда монах чёрствый и надменный, тогда он обладает качествами, вызывающими непокорность. (15)

И опять же, когда монах, будучи привязан к миру, крепко держась за него, тяжёл на отречение, тогда он обладает качествами, вызывающими непокорность. (16)

Всё вышеназванное, монахи, есть качества, вызывающие непокорность.

Качества, вызывающие покорность

Братья, но даже не призывая: «Пусть достопочтенные выскажут мне, пусть я буду тем, кому высказывают достопочтенные», если монах послушен, обладает качествами, вызывающими покорность, достаточно терпим, чтобы правильно воспринять наставления, тогда его собратья по целомудренной жизни могут счесть, что с ним следует общаться, что его можно увещевать, счесть его человеком, с которым можно сближаться.

И что, братья, есть качества, вызывающие покорность?

Например, когда монах не имеет дурных желаний, не находится под влиянием дурных желаний, тогда он обладает качествами, вызывающими покорность. (1)

И опять же, когда монах себя не превозносит, а других не презирает, тогда он обладает качествами, вызывающими покорность. (2)

И опять же, когда монах не гневлив, не одержим гневом, тогда он обладает качествами, вызывающими покорность. (3)

И опять же, когда монах не гневлив и по причине гнева невраждебен, тогда он обладает качествами, вызывающими покорность. (4)

И опять же, когда монах не гневлив и по причине гнева не разражается проклятиями, тогда он обладает качествами, вызывающими покорность. (5)

И опять же, когда монах не гневлив и по причине гнева не произносит гневных речей, тогда он обладает качествами, вызывающими непокорность. (6)

И опять же, когда монах, получив замечание, не набрасывается на сделавшего его, тогда он обладает качествами, вызывающими покорность. (7)

PИ опять же, когда монах, получив замечание, не оскорбляет сделавшего его, тогда он обладает качествами, вызывающими покорность. (8)

И опять же, когда монах, получив замечание, не огрызается на сделавшего его, тогда он обладает качествами, вызывающими покорность. (9)

И опять же, когда монах, получив замечание, не изворачивается, не меняет тему разговора, не проявляет раздражение, злобу, недовольство, тогда он обладает качествами, вызывающими покорность. (10)

И опять же, когда монах, получив замечание, может с ним смириться, тогда он обладает качествами, вызывающими покорность. (11)

И опять же, когда монах непрезрительный и нежестокосердный, тогда он обладает качествами, вызывающими покорность. (12)

И опять же, когда монах независтливый и нежадный, тогда он обладает качествами, вызывающими покорность. (13)

И опять же, когда монах нелукавый и нелицемерный, тогда он обладает качествами, вызывающими покорность. (14)

И опять же, когда монах нечёрствый и ненадменный, тогда он обладает качествами, вызывающими покорность. (15)

И опять же, когда монах, будучи непривязан к миру, крепко не держась за него, лёгок на отречение, тогда он обладает качествами, вызывающими покорность. (16)

Всё вышеназванное, монахи, есть качества, вызывающие покорность.

Техника самоанализа

Братья, монаху самого себя следует так анализировать: «Человек, имеющий дурные желания, находящийся под влиянием дурных желаний неприятен, отвратителен мне. Имей я дурные желания, находись я под влиянием дурных желаний, я был бы сам неприятен и отвратителен людям.» Понимающему это монаху следует так побуждать себя: «Я не буду иметь дурных желаний, не буду находиться под влиянием дурных желаний.» (1)

«Человек, себя превозносящий, а других презирающий неприятен, отвратителен мне. Превозноси я себя, презирай я других, я был бы сам неприятен и отвратителен людям.» Понимающему это монаху следует так побуждать себя: «Я не буду себя превозносить, а других презирать.» (2)

«Человек гневливый, одержимый гневом неприятен, отвратителен мне. Будь я гневлив, одержим гневом, я был бы сам неприятен и отвратителен людям.» Понимающему это монаху следует так побуждать себя: «Я не буду гневлив, одержим гневом.» (3)

«Человек гневливый, по причине гнева враждебный неприятен, отвратителен мне. Будь я гневлив, по причине гнева враждебен, я был бы сам неприятен и отвратителен людям.» Понимающему это монаху следует так побуждать себя: «Я не буду гневлив, по причине гнева враждебен.» (4)

«Человек гневливый, по причине гнева разражающийся проклятиями неприятен, отвратителен мне. Будь я гневлив, по причине гнева разражайся проклятиями, я был бы сам неприятен и отвратителен людям.» Понимающему это монаху следует так побуждать себя: «Я не буду гневлив, по причине гнева произнося проклятия.» (5)

«Человек гневливый, по причине гнева произносящий гневные речи неприятен, отвратителен мне. Будь я гневлив, по причине гнева произнося гневные речи, я был бы сам неприятен и отвратителен людям.» Понимающему это монаху следует так побуждать себя: «Я не буду гневлив, по причине гнева произнося гневные речи.» (6)

«Человек, который, получив замечание, набрасывается на сделавшего его, неприятен, отвратителен мне. Получив замечание, набросся я на сделавшего его, я был бы сам неприятен и отвратителен людям.» Понимающему это монаху следует так побуждать себя: «Получив замечание, я не буду набрасываться на сделавшего его.» (7)

«Человек, который, получив замечание, оскорбляет сделавшего его, неприятен, отвратителен мне. Получив замечание, оскорби я сделавшего его, я был бы сам неприятен и отвратителен людям.» Понимающему это монаху следует так побуждать себя: «Получив замечание, я не буду оскорблять сделавшего его.» (8)

«Человек, который, получив замечание, огрызается на сделавшего его, неприятен, отвратителен мне. Получив замечание, огрызнись я на сделавшего его, я был бы сам неприятен и отвратителен людям.» Понимающему это монаху следует так побуждать себя: «Получив замечание, я не буду огрызаться на сделавшего его.» (9)

«Человек, который, получив замечание, изворачивается, меняет тему разговора, проявляет раздражение, злобу, недовольство, неприятен, отвратителен мне. Получив замечание, стань я изворачиваться, менять тему разговора, проявлять раздражение, злобу, недовольство, я был бы сам неприятен и отвратителен людям.» Понимающему это монаху следует так побуждать себя: «Получив замечание, я не буду изворачиваться, менять тему разговора, проявлять раздражение, злобу, недовольство.» (10)

«Человек, который, получив замечание, не может с ним смириться, неприятен, отвратителен мне. Получив замечание, не моги я с ним смириться, я был бы сам неприятен и отвратителен людям.» Понимающему это монаху следует так побуждать себя: «Получив замечание, я смогу с ним смириться.» (11)

«Человек презрительный и жестокосердный неприятен, отвратителен мне. Будь я презрителен и жестокосерден, я был бы сам неприятен и отвратителен людям.» Понимающему это монаху следует так побуждать себя: «Я не буду презрителен и жестокосерден.» (12)

«Человек завистливый и жадный неприятен, отвратителен мне. Будь я завистлив и жаден, я был бы сам неприятен и отвратителен людям.» Понимающему это монаху следует так побуждать себя: «Я не буду завистлив и жаден.» (13)

«Человек лукавый и лицемерный неприятен, отвратителен мне. Будь я лукав и лицемерен, я был бы сам неприятен и отвратителен людям.» Понимающему это монаху следует так побуждать себя: «Я не буду лукав и лицемерен.» (14)

«Человек чёрствый и надменный неприятен, отвратителен мне. Будь я чёрств и надменен, я был бы сам неприятен и отвратителен людям.» Понимающему это монаху следует так побуждать себя: «Я не буду чёрств и надменен.» (15)

«Человек привязанный к миру, крепко держась за него, тяжёлый на отречение неприятен, отвратителен мне. Будь я привязан к миру, крепко держась за него, тяжёл на отречение, я был бы сам неприятен и отвратителен людям.» Понимающему это монаху следует так побуждать себя: «Я буду непривязан к миру, крепко не держась за него, лёгок на отречение.» (16)

Техника самоизучения

Братья, монаху следует так самого себя изучать: «Не имею ли я дурных желаний, не нахожусь ли под влиянием дурных желаний?» Если, так изучая себя, монах знает: «Я имею дурные желания, нахожусь под влиянием дурных желаний», тогда пусть он старается устранить эти дурные, неблагие качества. Если же, так изучая себя, монах знает: «Я не имею дурных желаний, не нахожусь под влиянием дурных желаний», тогда он, радостный и весёлый, пусть денно и нощно развивает благие качества. (1)

И более того, монаху следует так самого себя изучать: «Не превозношу ли я себя, а других презираю?» Если, так изучая себя, монах знает: «Я превозношу себя, а других презираю», тогда пусть он старается устранить эти дурные, неблагие качества. Если же, так изучая себя, монах знает: «Я не превозношу себя, других не презираю», тогда он, радостный и весёлый, пусть денно и нощно развивает благие качества. (2)

И более того, монаху следует так самого себя изучать: «Не гневлив ли я, не одержим ли гневом?» Если, так изучая себя, монах знает: «Я гневлив, одержим гневом», тогда пусть он старается устранить эти дурные, неблагие качества. Если же, так изучая себя, монах знает: «Я не гневлив, не одержим гневом», тогда он, радостный и весёлый, пусть денно и нощно развивает благие качества. (3)

И более того, монаху следует так самого себя изучать: «Не гневлив ли я и по причине гнева не враждебен ли?» Если, так изучая себя, монах знает: «Я гневлив и по причине гнева враждебен», тогда пусть он старается устранить эти дурные, неблагие качества. Если же, так изучая себя, монах знает: «Я не гневлив и по причине гнева не враждебен», тогда он, радостный и весёлый, пусть денно и нощно развивает благие качества. (4)

И более того, монаху следует так самого себя изучать: «Не гневлив ли я и по причине гнева не разражаюсь ли проклятиями?» Если, так изучая себя, монах знает: «Я гневлив и по причине гнева разражаюсь проклятиями», тогда пусть он старается устранить эти дурные, неблагие качества. Если же, так изучая себя, монах знает: «Я не гневлив и по причине гнева не разражаюсь проклятиями», тогда он, радостный и весёлый, пусть денно и нощно развивает благие качества. (5)

И более того, монаху следует так самого себя изучать: «Не гневлив ли я и по причине гнева не произношу ли гневных речей?» Если, так изучая себя, монах знает: «Я гневлив и по причине гнева произношу гневные речи», тогда пусть он старается устранить эти дурные, неблагие качества. Если же, так изучая себя, монах знает: «Я не гневлив и по причине гнева не произношу гневных речей», тогда он, радостный и весёлый, пусть денно и нощно развивает благие качества. (6)

И более того, монаху следует так самого себя изучать: «Получив замечание, не набрасываюсь ли я на сделавшего его?» Если, так изучая себя, монах знает: «Получив замечание, я набрасываюсь на сделавшего его», тогда пусть он старается устранить эти дурные, неблагие качества. Если же, так себя изучая, монах знает: «Получив замечание, я не набрасываюсь на сделавшего его», тогда он, радостный и весёлый, пусть денно и нощно развивает благие качества. (7)

И более того, монаху следует так самого себя изучать: «Получив замечание, не оскорбляю ли я сделавшего его?» Если, так себя изучая, монах знает: «Получив замечание, я оскорбляю сделавшего его», тогда пусть он старается устранить эти дурные, неблагие качества. Если же, так себя изучая, монах знает: «Получив замечание, я не оскорбляю сделавшего его», тогда он, радостный и весёлый, пусть денно и нощно развивает благие качества. (8)

И более того, монаху следует так самого себя изучать: «Получив замечание, не огрызаюсь ли я на сделавшего его?» Если, так себя изучая, монах знает: «Получив замечание, я огрызаюсь на сделавшего его», тогда пусть он старается устранить эти дурные, неблагие качества. Если же, так себя изучая, монах знает: «Получив замечание, я не огрызаюсь на сделавшего его», тогда он, радостный и весёлый, пусть денно и нощно развивает благие качества. (9)

И более того, монаху следует так самого себя изучать: «Получив замечание, не изворачиваюсь ли я, не меняю ли тему разговора, не проявляю ли раздражение, злобу, недовольство?» Если, так себя изучая, монах знает: «Получив замечание, я изворачиваюсь, меняю тему разговора, проявляю раздражение, злобу, недовольство», тогда пусть он старается устранить эти дурные, неблагие качества. Если же, так себя изучая, монах знает: «Получив замечание, я не изворачиваюсь, не меняю тему разговора, не проявляю раздражение, злобу, недовольство», тогда он, радостный и весёлый, пусть денно и нощно развивает благие качества. (10)

И более того, монаху следует так самого себя изучать: «Получив замечание, могу ли я с ним смириться?» Если, так себя изучая, монах знает: «Получив замечание, я не могу с ним смириться», тогда пусть он старается устранить эти дурные, неблагие качества. Если же, так себя изучая, монах знает: «Получив замечание, я могу с ним смириться», тогда он, радостный и весёлый, пусть денно и нощно развивает благие качества. (11)

И более того, монаху следует так самого себя изучать: «Не презрителен ли я и жестокосерден?» Если, так себя изучая, монах знает: «Я презрителен и жестокосерден», тогда пусть он старается устранить эти дурные, неблагие качества. Если же, так себя изучая, монах знает: «Я непрезрителен и нежестокосерден?», тогда он, радостный и весёлый, пусть денно и нощно развивает благие качества. (12)

И более того, монаху следует так самого себя изучать: «Не завистлив ли я и жаден?» Если, так себя изучая, монах знает: «Я завистлив и жаден», тогда пусть он старается устранить эти дурные, неблагие качества. Если же, так себя изучая, монах знает: «Я независтлив и нежаден?», тогда он, радостный и весёлый, пусть денно и нощно развивает благие качества. (13)

И более того, монаху следует так самого себя изучать: «Не лукав ли я и лицемерен?» Если, так себя изучая, монах знает: «Я лукав и лицемерен», тогда пусть он старается устранить эти дурные, неблагие качества. Если же, так себя изучая, монах знает: «Я нелукав и нелицемерен?», тогда он, радостный и весёлый, пусть денно и нощно развивает благие качества. (14)

И более того, монаху следует так самого себя изучать: «Не чёрств ли я и надменен?» Если, так себя изучая, монах знает: «Я чёрств и надменен», тогда пусть он старается устранить эти дурные, неблагие качества. Если же, так себя изучая, монах знает: «Я нечёрств и ненадменен?», тогда он, радостный и весёлый, пусть денно и нощно развивает благие качества. (15)

И более того, монаху следует так самого себя изучать: «Не привязан ли я к миру, крепко держась за него, не тяжёл ли на отречение?» Если, так себя изучая, монах знает: «Я привязан к миру, крепко держась за него, тяжёл на отречение?», тогда пусть он старается устранить эти дурные, неблагие качества. Если же, так себя изучая, монах знает: «Я непривязан к миру, крепко не держась за него, лёгок на отречение?», тогда он, радостный и весёлый, пусть денно и нощно развивает благие качества. (16)

Братья, если, так себя изучая, монах видит, что не все эти дурные, неблагие качества в нём устранены, тогда пусть он старается всех их устранить. Если же, так себя изучая, монах видит, что все эти дурные, неблагие качества в нём устранены, тогда он, радостный и весёлый, пусть денно и нощно развивает благие качества.

Сравнение с отражением в зеркале

Как девушка или юноша – любители украшений, молодые, юные, в идеально чистом зеркале или сосуде с водой, изучая отражение своего лица и увидев на нём грязь или изъян, постарались бы их удалить, а увидев отсутствие грязи или изъяна, довольные подумали бы: «Эта чистота мне на благо», так и монах, если, изучая себя, видит, что не все эти дурные, неблагие качества в нём устранены, пусть старается всех их устранить. Если же, так себя изучая, монах видит, что все эти дурные, неблагие качества в нём устранены, тогда радостный и весёлый, пусть денно и нощно он развивает благие качества.

Так сказал достопочтенный Махамоггаллана, и монахи возрадовались его словам.

Конец Анумана сутты