Саньютта Никая

Сакалика сутта

1.38. Осколок камня

Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал в Раджагахе в Оленьем Парке Маддакуччхи. И тогда ступня Благословенного была порезана осколком камня. Жестокие боли охватили Благословенного—болезненные телесные чувства: мучительные, острые, пронзающие, раздирающие, неприятные. Но Благословенный терпел их, будучи осознанным и бдительным, не становясь обеспокоенным. И тогда Благословенный сложил своё верхнее одеяние вчетверо, лёг на правый бок в позе льва, положив одну ногу на другую, [будучи] осознанным и бдительным.

И когда наступила глубокая ночь, семьсот дэвов, принадлежащих к группе божеств Сатуллапы, [обладающих] поразительной красотой, освещая весь Олений Парк Маддакуччхи, подошла к Благословенному. Подойдя, они поклонились Благословенному и встали рядом.

Затем один дэва, стоя рядом, произнёс это вдохновенное изречение в присутствии Благословенного: «Этот отшельник Готама воистину нага, почтенный! И когда возникли болезненные телесные чувства: мучительные, острые, пронзающие, раздирающие, неприятные—он терпит их точно как нага: осознанным, бдительным, не становясь обеспокоенным».

Затем другой дэва произнёс это вдохновенное изречение в присутствии Благословенного: «Этот отшельник Готама воистину лев, почтенный! И когда возникли болезненные телесные чувства: мучительные, острые, пронзающие, раздирающие, неприятные—он терпит их точно как лев: осознанным, бдительным, не становясь обеспокоенным».

Затем другой дэва произнёс это вдохновенное изречение в присутствии Благословенного: «Этот отшельник Готама воистину чистокровный скакун, почтенный! И когда возникли болезненные телесные чувства: мучительные, острые, пронзающие, раздирающие, неприятные—он терпит их точно как чистокровный скакун: осознанным, бдительным, не становясь обеспокоенным».

Затем другой дэва произнёс это вдохновенное изречение в присутствии Благословенного: «Этот отшельник Готама воистину бык-вожак [стада], почтенный! И когда возникли болезненные телесные чувства: мучительные, острые, пронзающие, раздирающие, неприятные—он терпит их точно как бык-вожак: осознанным, бдительным, не становясь обеспокоенным».

Затем другой дэва произнёс это вдохновенное изречение в присутствии Благословенного: «Этот отшельник Готама воистину вьючный зверь, почтенный! И когда возникли болезненные телесные чувства: мучительные, острые, пронзающие, раздирающие, неприятные—он терпит их точно как вьючный зверь: осознанным, бдительным, не становясь обеспокоенным».

Затем другой дэва произнёс это вдохновенное изречение в присутствии Благословенного: «Этот отшельник Готама воистину укрощённый, почтенный! И когда возникли болезненные телесные чувства: мучительные, острые, пронзающие, раздирающие, неприятные—он терпит их точно как укрощённый: осознанным, бдительным, не становясь обеспокоенным».

Затем другой дэва произнёс это вдохновенное изречение в присутствии Благословенного: «Узрите его хорошо развитое сосредоточение и его хорошо освобождённый ум, [который] не уклоняется ни вперёд, ни назад, не зафиксирован и не сдерживаем насильственным подавлением! Если кто-либо посчитал бы, что такому можно было бы помешать, такому нагу среди людей, льву среди людей, чистокровному скакуну среди людей, быку-вожаку среди людей, вьючному зверю среди людей, укрощённому среди людей, то разве не из недостатка видения такое могло бы произойти?»

«Брахманы знают пусть пять Вед,
Аскезу практикуют сотню лет,
Умы их правильно не освобождены:
Ведь низший берега другого не достигнет.

В жажде, к обетам прицепившись, идут они ко дну;
Жестокую аскезу практикуют сотню лет,
Умы их правильно не освобождены:
Ведь низший берега другого не достигнет.

Не укротить того, доволен самомнением кто,
И мудрецом не стать тому, кто не сосредоточен:
Беспечный, даже если он уединён в лесу,
Смерти владений пересечь не сможет.

Отбросив самомнение, сосредоточив ум свой хорошо,
С умом высоким и освобождённым всюду:
Старательный и пребывающий один в лесу
Смерти владения он сможет пересечь».