Саньютта Никая

Тимбарука сутта

12.18. Тимбарука

В Саваттхи. И тогда странник Тимбарука подошёл к Благословенному и обменялся с ним вежливыми приветствиями. После обмена вежливыми приветствиями и любезностями он сел рядом и сказал:

«Так как же, Мастер Готама, удовольствие и боль созданы собой?»

«Не так оно, Тимбарука»—сказал Благословенный.

«В таком случае, Мастер Готама, удовольствие и боль созданы другим?»

«Не так оно, Тимбарука»—сказал Благословенный.

«Так не выходит ли, Мастер Готама, что удовольствие и боль созданы и собой и другим?»

«Не так оно, Тимбарука»—сказал Благословенный.

«Значит, Мастер Готама, удовольствие и боль возникли случайным образом, будучи созданными ни собой, ни другим?»

«Не так оно, Тимбарука»—сказал Благословенный.

«Так не выходит ли, Мастер Готама, что удовольствия и боли нет?»

«Не так оно, Тимбарука, что удовольствия и боли нет. Удовольствие и боль есть».

«Значит, Мастер Готама не знает и не видит удовольствия и боли?»

«Не так оно, Тимбарука, что я не знаю и не вижу удовольствия и боли. Я знаю удовольствие и боль, я вижу удовольствие и боль».

«Будучи спрошенным: «Так как же, Мастер Готама, удовольствие и боль созданы собой… другим… собой и другим… ни собой, ни другим?» в каждом случае Вы говорите так: «Не так оно, Тимбарука». Будучи спрошенным: «Так не выходит ли, Мастер Готама, что удовольствия и боли нет?» Вы говорите: «Не так оно, Тимбарука, что удовольствия и боли нет. Удовольствие и боль есть». Будучи спрошенным: «Значит, Мастер Готама не знает и не видит удовольствия и боли?» Вы говорите: «Не так оно, Тимбарука, что я не знаю и не вижу удовольствия и боли. Я знаю удовольствие и боль, я вижу удовольствие и боль». Господин, пусть Благословенный объяснит мне удовольствие и боль. Пусть Благословенный научит меня [пониманию] удовольствия и боли».

«Тимбарука, [если кто-либо считает]: «Чувство и тот, кто чувствует—это одно и то же», [то он утверждает так], подразумевая кого-то, существующего с [самого] начала: «Удовольствие и боль созданы собой». [Но] я не говорю так.

Но, Тимбарука, [если кто-либо считает]: «Чувство—это одно, а тот, кто чувствует—это иное», [то он утверждает так], подразумевая того, кто пронзаем [конкретным] чувством: «Удовольствие и боль созданы другим». [Но] и так я тоже не говорю.

Не склоняясь ни к одной из этих крайностей, Татхагата учит Дхамме срединным способом: «С невежеством как условием, волевые формирователи [возникают]… … Таково происхождение всей этой груды страданий. Но с безостаточным угасанием и прекращением невежества происходит прекращение волевых формирователей… … Таково прекращение всей этой груды страданий».

Когда так было сказано Тимбарука обратился к Благословенному: «Великолепно, Мастер Готама! Великолепно Мастер Готама! Как если бы он поставил на место то, что было перевёрнуто, раскрыл бы спрятанное, показал путь тому, кто потерялся, внёс бы лампу во тьму, чтобы зрячий да мог увидеть, точно также Мастер Готама различными способами прояснил Дхамму. Я принимаю прибежище в Мастере Готаме, прибежище в Дхамме и прибежище в Сангхе монахов. Пусть Мастер Готама помнит меня как мирского последователя, принявшего в нём прибежище с этого дня и на всю жизнь».