Саньютта Никая

Балапандита сутта

12.19. Глупец и мудрец

В Саваттхи. [Благословенный сказал]: «Монахи, глупец охвачен невежеством и опутан жаждой, и из-за этого [его] тело возникло. Так, есть это тело и внешняя имя-и-форма: такова эта двойка. В зависимости от этой двойки существует контакт. Есть всего лишь шесть сфер чувств, контактируя через которые, или через одну из которых, глупец испытывает удовольствие и боль.

Монахи, мудрец охвачен невежеством и опутан жаждой, и из-за этого [его] тело возникло. Так, есть это тело и внешняя имя-и-форма: такова эта двойка. В зависимости от этой двойки существует контакт. Есть всего лишь шесть сфер чувств, контактируя через которые, или через одну из которых, мудрец испытывает удовольствие и боль.

Так в чём же, монахи, разница, в чём несоответствие, в чём отличие между глупцом и мудрецом?»

«Учитель, наши учения укоренены в Благословенном, направляемы Благословенным, находят пристанище в Благословенном. Было бы хорошо, если бы Благословенный [сам] прояснил значение этого утверждения. Услышав это из его уст, монахи запомнят это».

«Тогда слушайте внимательно, монахи. Я буду говорить».

«Да, Учитель»—ответили монахи. Благословенный сказал:

«Монахи, глупец охвачен невежеством и опутан жаждой, и из-за этого [его] тело возникло. У глупца это невежество не было отброшено, и та жажда не была полностью уничтожена. И почему? Потому что глупец не жил святой жизнью ради полного уничтожения страданий. Таким образом, после распада тела, глупец отправляется к [другому] телу. Отправляясь к [другому] телу, он не освобождён от рождения, старения и смерти. Он не освобождён от печали, стенания, боли, недовольства и отчаяния. Он не освобождён от страданий, я говорю вам.

Монахи, мудрец охвачен невежеством и опутан жаждой, и из-за этого [его] тело возникло. У мудреца это невежество было отброшено, и та жажда была полностью уничтожена. И почему? Потому что мудрец жил святой жизнью ради полного уничтожения страданий. Таким образом, после распада тела, мудрец не отправляется к [другому] телу. Не отправляясь к [другому] телу, он освобождён от рождения, старения и смерти. Он освобождён от печали, стенания, боли, недовольства и отчаяния. Он освобождён от страданий, я говорю вам.

В этом, монахи, разница, несоответствие, отличие между глупцом и мудрецом, то есть, житие святой жизнью».