Саньютта Никая

Бхумиджа сутта

12.25. Бхумиджа

И тогда, вечером, Достопочтенный Бхумиджа вышел из затворничества и отправился к Достопочтенному Сарипутте. Он обменялся с ним вежливыми приветствиями и после обмена вежливыми приветствиями и любезностями сел рядом и сказал ему:

«Друг Сарипутта, некоторые жрецы и отшельники, сторонники [доктрины] каммы, утверждают, что удовольствие и боль созданы собой. Некоторые жрецы и отшельники, сторонники [доктрины] каммы, утверждают, что удовольствие и боль созданы другим. Некоторые жрецы и отшельники, сторонники [доктрины] каммы, утверждают, что удовольствие и боль созданы и собой и другим. Некоторые жрецы и отшельники, сторонники [доктрины] каммы, утверждают, что удовольствие и боль возникли случайно, не будучи созданными ни собой, ни другим.

Итак, друг Сарипутта, что же Благословенный говорит об этом? Чему он учит? Как нам отвечать, если бы нам пришлось говорить о том, что говорил Благословенный, так чтобы не сказать того, что было бы противоположным действительности. Как нам следует объяснять в соответствии с Дхаммой, так чтобы наше утверждение не повлекло бы за собой уместной почвы для критики?»

«Друг, Благословенный сказал, что удовольствие и боль являются возникшими зависимо. Зависимыми от чего? Зависимыми от контакта. Если кто-либо сказал бы так, то он утверждал бы то, как это было сказано Благословенным, и не исказил бы его слов, [так что это было бы] противоположным действительности. Он объяснял бы в соответствии с Дхаммой, так чтобы его утверждение не повлекло бы за собой уместной почвы для критики.

В этом отношении, друг, в случае с теми жрецами и отшельниками, сторонниками [доктрины] каммы, которые утверждают, что удовольствие и боль созданы собой—это [воззрение] обусловлено контактом. Также, в отношении тех жрецов и отшельников, сторонников [доктрины] каммы, которые утверждают, что удовольствие и боль созданы другим… и собой и другим… возникли случайно, не будучи созданными ни собой, ни другим—это [воззрение] также обусловлено контактом.

В этом отношении, друг, в случае с теми жрецами и отшельниками, сторонниками [доктрины] каммы, которые утверждают, что удовольствие и боль созданы собой—не может быть такого, чтобы они испытывали бы [что-либо] без контакта. Также, в отношении тех жрецов и отшельников, сторонников [доктрины] каммы, которые утверждают, что удовольствие и боль созданы другим… и собой и другим… возникли случайно, не будучи созданными ни собой, ни другим—не может быть такого, чтобы они испытывали бы [что-либо] без контакта».

Достопочтенный Ананда услышал эту беседу между Достопочтенным Сарипуттой и Достопочтенным Бхумиджей. И тогда он отправился к Благословенному, поклонился ему, сел рядом и рассказал Благословенному всю беседу между Достопочтенным Сарипуттой и Достопочтенным Бхумиджей. [Благословенный ответил]:

«Хорошо, хорошо, Ананда! Всякий, кто отвечал бы правдиво, ответил бы точно также, как это сделал Сарипутта. [Ведь] я говорил, Ананда, что удовольствие и боль являются возникшими зависимо. Зависимыми от чего? Зависимыми от контакта. Если кто-либо сказал бы так, то он утверждал бы то, как это было сказано мной, и не исказил бы моих слов, [так что это было бы] противоположным действительности. Он объяснял бы в соответствии с Дхаммой, так чтобы его утверждение не повлекло бы за собой уместной почвы для критики.

В этом отношении, Ананда, в случае с теми жрецами и отшельниками, сторонниками [доктрины] каммы, которые утверждают, что удовольствие и боль созданы собой—это [воззрение] обусловлено контактом. Также, в отношении тех жрецов и отшельников, сторонников [доктрины] каммы, которые утверждают, что удовольствие и боль созданы другим… и собой и другим… возникли случайно, не будучи созданными ни собой, ни другим—это [воззрение] также обусловлено контактом.

В этом отношении, Ананда, в случае с теми жрецами и отшельниками, сторонниками [доктрины] каммы, которые утверждают, что удовольствие и боль созданы собой—не может быть такого, чтобы они испытывали бы [что-либо] без контакта. Также, в отношении тех жрецов и отшельников, сторонников [доктрины] каммы, которые утверждают, что удовольствие и боль созданы другим… и собой и другим… возникли случайно, не будучи созданными ни собой, ни другим—не может быть такого, чтобы они испытывали бы [что-либо] без контакта.

Ананда, когда есть тело, то из-за телесного намерения внутренне возникают удовольствие и боль. Когда есть речь, то из-за словесного намерения внутренне возникают удовольствие и боль. Когда есть ум, то из-за умственного намерения внутренне возникают удовольствие и боль—с невежеством как условием.

Либо по своей инициативе, Ананда, кто-либо порождает этот телесный волевой формирователь, будучи обусловленными которым, внутренне возникают удовольствие и боль. Либо из-за побуждения другими кто-либо порождает этот телесный волевой формирователь, будучи обусловленными которым, внутренне возникают удовольствие и боль. Либо осторожно, Ананда, кто-либо порождает этот телесный волевой формирователь, будучи обусловленными которым, внутренне возникают удовольствие и боль. Либо неосторожно, Ананда, кто-либо порождает этот телесный волевой формирователь, будучи обусловленными которым, внутренне возникают удовольствие и боль.

Либо по своей инициативе, Ананда, кто-либо порождает этот словесный волевой формирователь… внутренне возникают удовольствие и боль.

Либо по своей инициативе, Ананда, кто-либо порождает этот умственный волевой формирователь… внутренне возникают удовольствие и боль.

Невежество включено в эти состояния. Но с безостаточным угасанием и прекращением невежества, этого тела не существует, будучи обусловленными которым, внутренне возникают удовольствие и боль. Этой речи не существует, будучи обусловленными которой, внутренне возникают удовольствие и боль. Этого ума не существует, будучи обусловленными которым, внутренне возникают удовольствие и боль. Этого поля не существует, этой области не существует, этой сферы не существует, этого основания не существует, будучи обусловленными которым, внутренне возникают удовольствие и боль».