Саньютта Никая

Патхама овада сутта

16.6. Наставление (I)

В Раджагахе в Бамбуковой Роще. И тогда Достопочтенный Махакассапа отправился к Благословенному, поклонился ему и сел рядом. Затем Благословенный сказал ему: «Дай наставление монахам, Кассапа, поведай им о Дхамме. Либо мне следует наставлять монахов, Кассапа, либо тебе. Либо мне следует поведать им о Дхамме, либо тебе».

«Учитель, ныне монахов трудно наставлять, они обладают качествами, из-за которых их трудно наставлять. Они нетерпеливы и без уважения принимают наставления. Вот же, Учитель, я видел монаха по имени Бханда, ученика Ананды, и монаха по имени Абхиньджика, ученика Ануруддхи, которые состязались друг с другом в плане собственной учёности, говоря: «Ну же, монах, давай посмотрим, кто сможет говорить [на тему Дхаммы] больше? Кто сможет говорить лучше? Кто сможет говорить дольше?»

И тогда Благословенный обратился к одному из монахов так: «Ну же, монах, отправляйся к монаху Бханде и к монаху Абхиньджике и скажи от моего имени, что Учитель зовёт их».

«Да, Учитель»—ответил тот монах, отправился к тем монахам и сказал им: «Учитель зовёт достопочтенных».

«Хорошо, друг»—ответили те монахи. Они отправились к Благословенному, поклонились ему и сели рядом. Благословенный сказал им: «Правда ли, монахи, что вы состязались друг с другом в плане собственной учёности, говоря: «Ну же, монах, давай посмотрим, кто сможет говорить больше? Кто сможет говорить лучше? Кто сможет говорить дольше?»

«Да, Учитель».

«Слышали ли вы, чтобы я когда-нибудь обучал бы Дхамме так: «Ну же, монахи, состязайтесь друг с другом в плане вашей учёности и смотрите, кто сможет говорить больше, кто сможет говорить лучше, кто сможет говорить дольше?»

«Нет, Учитель».

«В таком случае, если вы никогда не слышали, чтобы я когда-нибудь обучал бы Дхамме так, то что же такого вы знаете и видите, никчёмные, уйдя в бездомную жизнь в этой хорошо провозглашённой Дхамме и Винае, так что вы состязаетесь друг с другом в плане вашей учёности, чтобы увидеть, кто сможет говорить больше, кто сможет говорить лучше, кто сможет говорить дольше?»

И тогда те монахи упали в ноги Благословенному и сказали: «Учитель, мы совершили проступок, столь глупыми, столь запутанными, столь нелепыми мы были, что, уйдя в бездомную жизнь в этой хорошо провозглашённой Дхамме и Винае, мы состязались друг с другом в плане своей учёности, чтобы увидеть, кто сможет говорить больше, кто сможет говорить лучше, кто сможет говорить дольше. Учитель, пусть Благословенный простит нас за наш проступок, который мы [теперь] увидели как проступок, чтобы впредь [мы себя] сдерживали [в этом]».

«Вне сомнений, монахи, вы совершили проступок, столь глупыми, столь запутанными, столь нелепыми вы были, что, уйдя в бездомную жизнь в этой хорошо провозглашённой Дхамме и Винае, вы состязались друг с другом… Но поскольку вы видите ваш проступок как проступок и исправляете его в соответствии с Дхаммой, мы прощаем вас за это. Поскольку это является ростом в Учении Благородных, когда кто-либо видит проступок как проступок и исправляет его в соответствии с Дхаммой, предпринимая воздержание [от совершения подобного] в будущем».