Саньютта Никая

Сери сутта

2.23. Сери

Стоя рядом, молодой дэва Сери обратился к Благословенному строфой: «Все наслаждаются едой—

И люди все, и божества.
И разве есть ли дух такой,
Кто бы не радовался ей?»

[Благословенный]:
«Из веры если он даёт,
И с убеждением в сердце—
Еда достанется ему
И в этом мире, и потом.

Так, скряжничество устранив,
Всех пятен победитель должен дар давать,
Заслуги—вот опора для живых существ,
[Возникнут что] в мире ином».

[Дэва]:
«Удивительно, Господин! Поразительно, Господин! Как хорошо сказал Благословенный:

«Из веры если он даёт,
И с убеждением в сердце—
Еда достанется ему
И в этом мире, и потом.

Так, скряжничество устранив,
Всех пятен победитель должен дар давать,
Заслуги—вот опора для живых существ,
[Возникнут что] в мире ином».

Однажды в прошлом, Господин, я был царём по имени Сери—филантропом, жертвователем, тем, кто восхвалял дарение. У четырёх врат я раздавал дары отшельникам, брахманам, нищим, скитальцам, монахам, попрошайкам. И потом, Господин, ко мне пришли женщины из гарема и сказали: «Ваше величество раздаёт дары, но мы не раздаём даров. Было был хорошо, если бы с поощрения Вашего Величества мы бы тоже раздавали дары и совершали поступки, что приносят заслуги». Мысль пришла ко мне: «Я филантроп, жертвователь, тот, кто восхваляет дарение. Поэтому, когда они говорят: «Позвольте нам раздавать дары», то, что же я им отвечу?» Поэтому, Господин, я отдал первые врата женщинам из гарема. Там женщины из гарема раздавали дары, а мои дары вернулись ко мне.

Затем, Господин, мои вассалы-кхаттии пришли ко мне и сказали: «Ваше величество раздаёт дары, женщины из гарема раздают дары, но мы не раздаём. Было был хорошо, если бы с поощрения Вашего Величества мы бы тоже раздавали дары и совершали поступки, что приносят заслуги». Мысль пришла ко мне: «Я филантроп, жертвователь, тот, кто восхваляет дарение. Поэтому, когда они говорят: «Позвольте нам раздавать дары», то, что же я им отвечу?» Поэтому, Господин, я отдал вторые врата вассалам-кхаттиям. Там вассалы-кхаттии раздавали дары, а мои дары вернулись ко мне.

Затем, Господин, мои воины пришли ко мне… …Поэтому, Господин, я отдал третьи врата воинам. Там воины раздавали дары, а мои дары вернулись ко мне.

Затем, Господин, мои брахманы и домохозяева пришли ко мне… …Поэтому, Господин, я отдал четвёртые врата брахманам и домохозяевам. Там брахманы и домохозяева раздавали дары, а мои дары вернулись ко мне.

Затем, Господин, мои люди пришли ко мне и сказали: «А теперь Ваше Величество не раздаёт даров где-либо». Когда так было сказано, я обратился к тем людям: «Что ж, я повелеваю, отправьте половину государственных доходов, что были получены в удалённых провинциях, оттуда сюда во дворец. А там раздайте оставшуюся половину отшельникам, брахманам, нищим, скитальцам, монахам, попрошайкам».

Я не ставил каких-либо ограничений, Господин, тем поступкам, приносящим заслуги, которые я совершал в течение столь долгого времени, тем благим делам, которые совершал в течение столь долгого времени, так, чтобы я мог сказать: «Вот столько-то заслуг» или «Вот столько-то результата от заслуг» или «Вот так долго я буду пребывать в небесном мире». Удивительно, Господин! Поразительно, Господин! Как хорошо сказал Благословенный:

«Из веры если он даёт,
И с убеждением в сердце—
Еда достанется ему
И в этом мире, и потом.

Так, скряжничество устранив,
Всех пятен победитель должен дар давать,
Заслуги—вот опора для живых существ,
[Возникнут что] в мире ином».