Саньютта Никая

Биджа сутта

22.54. Семена

В Саваттхи. [Благословенный сказал]: «Монахи, есть пять видов семян. Какие пять? Корневые семена, стеблевые семена, узловые семена, отростковые семена, и, как пятое, семена завязи. Если эти пять видов семян не разбиты, не испорчены, не повреждены ветром и солнцем, плодородные, бережно выращены, но нет ни земли, ни воды, то могут ли эти пять видов семян прийти к возрастанию, увеличению, расширению?»

«Нет, Учитель».

«Если эти пять видов семян разбиты, испорчены, повреждены ветром и солнцем, неплодородны, небрежно выращены, но есть земля и вода, то могут ли эти пять видов семян прийти к возрастанию, увеличению, расширению?»

«Нет, Учитель».

«Если эти пять видов семян не разбиты, не испорчены, не повреждены ветром и солнцем, плодородные, бережно выращены, но есть земля и вода, то могут ли эти пять видов семян прийти к возрастанию, увеличению, расширению?»

«Да, Учитель».

«Монахи, эти четыре основания сознания следует рассматривать так же, как элемент земли. Наслаждение и жажду следует рассматривать так же, как элемент воды. Сознание вместе с его питанием следует рассматривать как пять видов семян.

Сознание, монахи, основываясь, может основываться, будучи вовлечённым формой. Опираясь на форму, утверждаясь на форме, окроплённое наслаждением, оно может прийти к возрастанию, увеличению, расширению. Или же, сознание, основываясь, может основываться, будучи вовлечённым чувством… восприятием… формациями [ума]. Опираясь на формации, утверждаясь на формациях, окроплённое наслаждением, оно может прийти к возрастанию, увеличению, расширению.

Монахи, хотя кто-то может сказать: «Помимо формы, помимо чувства, помимо восприятия, помимо формаций я объявлю появление и движение сознания, его угасание и перерождение, его возрастание, увеличение, расширение»—такое [в реальности] невозможно.

Монахи, если монах отбросил жажду к элементу формы, то с отбрасыванием жажды отсекается основа: нет поддержки для утверждения сознания. Если он отбросил жажду к элементу чувства… восприятия… формаций… сознания, то с отбрасыванием жажды отсекается основа: нет поддержки для утверждения сознания.

Когда это сознание не утверждено, не приходит к возрастанию, непродуцируемо—оно освобождено. Будучи освобождённым, оно устойчиво. Будучи устойчивым, оно удовлетворено. Будучи удовлетворённым, монах не взволнован. Будучи невзволнованным, он лично достигает ниббаны. Он понимает: «Рождение уничтожено, святая жизнь прожита, сделано то, что следовало сделать, не будет более возвращения в какое-либо состояние существования».