Саньютта Никая

Патхама упадапаритассана сутта

22.7. Волнение из-за цепляния (I)

В Саваттхи. [Благословенный сказал]: «Монахи, я научу вас волнению из-за цепляния и отсутствию волнения из-за отсутствия цепляния. Слушайте внимательно, я буду говорить».

«Да, Учитель»—ответили те монахи. Благословенный сказал:

«И когда, монахи, есть волнение из-за цепляния? Вот, монахи, необученный заурядный человек—не навещающий Благородных, не обученный в их дисциплине и их Дхамме; не навещающий чистых [умом] людей, не обученный в их дисциплине и их Дхамме—считает, что:

  • форма—это «я»; или что
  • «я» владеет формой; или что
  • форма находится внутри «я»; или что
  • «я» находится в форме.

Эта его форма претерпевает изменение и перемены. С изменением и переменой формы его ум становится озабоченым изменением формы. Волнение и образование умственных состояний, рождённых озабоченностью изменением формы, охватывают его ум. Поскольку его ум охвачен, он напуган, обеспокоен, встревожен, и из-за цепляния он становится взволнованным.

Он считает, что чувство—это «я»…

Он считает, что восприятие—это «я» …

Он считает, что формации [ума]—это «я» …

Он считает, что сознание—это «я»; или что «я» владеет сознанием; или что сознание находится внутри «я»; или что «я» находится в сознании. Это его сознание претерпевает изменение и перемены. С изменением и переменой сознания его ум становится озабоченым изменением сознания. Волнение и образование умственных состояний, рождённых озабоченностью изменением сознания, охватывают его ум. Поскольку его ум охвачен, он напуган, обеспокоен, встревожен и из-за цепляния он становится взволнованным.

Вот так, монахи, есть волнение из-за цепляния.

И когда, монахи, нет волнения из-за отсутствия цепляния? Вот, монахи, обученный ученик Благородных—навещающий Благородных, обученный в их дисциплине и их Дхамме; навещающий чистых [умом] людей, обученный в их дисциплине и их Дхамме—не считает, что форма—это «я»; или что «я» владеет формой; или что форма находится внутри «я»; или что «я» находится в форме. Эта его форма претерпевает изменение и перемены. С изменением и переменой формы его ум не становится озабоченым изменением формы. [У него] нет волнения и образования умственных состояний, рождённых озабоченностью изменением формы, что охватывали бы его ум. Поскольку его ум не охвачен, он не напуган, не обеспокоен, не встревожен, и из-за отсутствия цепляния он не становится взволнованным.

Он не считает, что чувство… восприятие… формации… сознание—это «я»; или что «я» владеет сознанием; или что сознание находится внутри «я»; или что «я» находится в сознании. Это его сознание претерпевает изменение и перемены. С изменением и переменой сознания его ум не становится озабоченым изменением сознания. [У него] нет волнения и образования умственных состояний, рождённых озабоченностью изменением сознания, что охватывали бы его ум. Поскольку его ум не охвачен, он не напуган, не обеспокоен, не встревожен и из-за отсутствия цепляния он не становится взволнованным.

Вот так, монахи, нет волнения из-за отсутствия цепляния».