Саньютта Никая

Патхама араханта сутта

22.76. Араханты (I)

В Саваттхи. [Благословенный сказал]: «Монахи, форма непостоянна. То, что непостоянно, является страданием. То, что является страданием—безличностно. Безличностное следует видеть в соответствии с действительностью правильной мудростью: «Это не моё, я не таков, это не моё «я».

Чувство непостоянно…

Восприятие непостоянно…

Формации непостоянны…

Сознание непостоянно. То, что непостоянно, является страданием. То, что является страданием—безличностно. Безличностное следует видеть в соответствии с действительностью правильной мудростью: «Это не моё, я не таков, это не моё «я».

Видя так, монахи, обученный ученик Благородных испытывает разочарование в форме, разочарование в чувстве, разочарование в формациях, разочарование в сознании. Испытывая разочарование, он становится беспристрастным. Посредством беспристрастия [его ум] освобождается. Когда он освобождён, приходит знание: «Освобождён». Он понимает: «Рождение уничтожено, святая жизнь прожита, сделано то, что следовало сделать, не будет более возвращения в какое-либо состояние существования».

Докуда бы ни простирались, монахи, обители существ, даже вплоть до самой вершины существования, эти [существа] считаются наивысшими в мире, эти [существа считаются] наилучшими в мире: араханты».

Так сказал Благословенный. И сказав так, Счастливейший, Учитель, далее добавил:

«Во истину, счастливые они, араханты!
Ведь не найти в них жажды.
И самомнение «Я есть» отрезано,
Разрублена на части сеть невежества.

Достигли неподвижности они,
Прозрачны их умы.
Без пятен в этом мире,
Святые, не имеют загрязнений.

Пять совокупностей поняв всецело,
Добравшись до семи хороших качеств,
Эти достойные великие мужи,
Являются сынами Будды.

И наделённые семью жемчужинами,
Тройное обучение прошедшие,
Эти великие герои странствуют,
Отбросив всякий страх и трепетание.

И наделённые десятью факторами,
Они сосредоточенны, как наги величавые,
И в целом мире они лучше всех,
Поскольку жажды в них не обнаружить.

Мудрое знание возникло в них:
«Ношу последнее я тело».
И в самой сердцевине святой жизни
Они не опираются ни на кого.

Неколебимы в различении,
Они свободны от перерождения,
Достигнув состояния усмирения,
Они суть те, кто победили мир.

Вверху, внизу, по сторонам,
В них не найти услады больше.
Их звучен грозный львиный рык:
«Араханты—лучшие на целом свете».