Саньютта Никая

Дутия сангама сутта

3.15. Битва (II)

В Саваттхи. И тогда царь Аджатасатту из Магадхи, сын Видехов, снарядил четырёхчастную армию и направился в направлении Каси против царя Пасенади Косальского. Царь Пасенади услышал донесение об этом, снарядил четырёхчастную армию и пошёл в контратаку в направлении Каси против царя Аджатасатту. И затем царь Аджатасатту из Магадхи и царь Пасенади Косальский сразились. В той битве царь Пасенади победил царя Аджатасатту и захватил его в плен живым. И мысль пришла к царю Пасенади: «Хотя этот царь Аджатасатту из Магадхи совершил преступление в отношении меня, всё же, я не совершил преступления в отношении него, ведь он всё ещё мой племянник. Что если я конфискую всех его боевых слонов, всю его конницу, все его боевые колесницы, всю его пехоту и отпущу его, [оставив] ни с чем, но только лишь с собственной жизнью».

И затем царь Пасенади Косальский, конфисковав всех боевых слонов царя Аджатасатту, всю его конницу, все его боевые колесницы, всю его пехоту, отпустил его, [оставив] ни с чем, но только лишь с собственной жизнью.

И тогда, утром, группа монахов, одевшись, взяв чаши и одеяния, вошла в Саваттхи за подаяниями. Походив по Саваттхи в поисках подаяний и вернувшись с хождения за подаяниями, пообедав, они отправились к Благословенному, поклонились ему, сели рядом и рассказали обо всём, что произошло. И тогда Благословенный, осознав значение этого, произнёс по тому случаю следующие строфы:

«И грабить будет он покуда
Удобно это лишь ему,
Но коль другой его ограбит,
Ограбленным будет грабитель.

Дурак считает, что удачлив,
Покуда зло его не зреет.
Но вот когда оно созреет,
В страданиях будет пребывать дурак.

Убийца породит убийцу,
Завоевателя—завоеватель.
Тот, кто ругает, порождает ругань.
И оскорбляющего породит, кто оскорбляет.
Вот так, проистечением каммы,
Ограбленным будет грабитель».