Саньютта Никая

Аййика сутта

3.22. Бабушка

В Саваттхи. И тогда средь бела дня царь Пасенади Косальский отправился к Благословенному, поклонился ему и сел рядом. Благословенный сказал ему по мере того, как тот сидел рядом: «Откуда путь держишь, великий царь, средь бела дня?»

«Господин, моя бабушка умерла. Он была старой, отягощённой годами, много прожила, дни её подходили к концу, было ей сто двадцать лет от рождения. Господин, дорога и любима была мне моя бабушка. Если бы, Господин, посредством слона-сокровища я мог бы выкупить её у смерти, то я отдал бы даже слона-сокровище, только бы она не умирала. Если бы посредством коня-сокровища… если бы посредством призовой деревни… если бы посредством страны я мог бы выкупить её у смерти, то я отдал бы даже страну, только бы она не умирала».

«Все существа, великий царь, подвержены смерти, завершаются смертью и не могут избежать смерти».

«Удивительно, Господин! Поразительно, Господин! Как хорошо сказал об этом Благословенный: «Все существа, великий царь, подвержены смерти, завершаются смертью и не могут избежать смерти».

«Так оно, великий царь! Так оно, великий царь! Все существа, великий царь, подвержены смерти, завершаются смертью и не могут избежать смерти. Подобно тому, как все горшки гончара, обожжённые или необожжённые, подвержены распаду, завершаются распадом и не могут избежать своего распада, точно также все существа, великий царь, подвержены смерти, завершаются смертью и не могут избежать смерти». [И далее добавил]:

«Умрут все существа,
Ведь смертью завершится жизнь.
И путь дальнейший их поступки их определят,
И будут пожинать они плоды заслуг и зла:
Кто делал зло—отправится тот в ад.
Кто совершал благое—попадёт в счастливый мир.

И посему ты делать должен лишь добро
Как накопление на будущую жизнь.
Заслуги—вот опора для существ
[Возникнут что] в мире ином».