Саньютта Никая

Аданта агутта сутта

35.94. Неприрученный и неохраняемый

В Саваттхи. [Благословенный сказал]: «Монахи, эти шесть сфер контакта, будучи неприрученными, неохраняемыми, незащищёнными, несдерживаемыми, являются поставщиками страданий. Какие шесть?

Глаз, монахи, в качестве сферы контакта, будучи неприрученным, неохраняемым, незащищённым, несдерживаемым, является поставщиком страданий.

Ухо в качестве сферы контакта, будучи неприрученным, неохраняемым, незащищённым, несдерживаемым, является поставщиком страданий.

Нос в качестве сферы контакта, будучи неприрученным, неохраняемым, незащищённым, несдерживаемым, является поставщиком страданий.

Язык в качестве сферы контакта, будучи неприрученным, неохраняемым, незащищённым, несдерживаемым, является поставщиком страданий.

Тело в качестве сферы контакта, будучи неприрученным, неохраняемым, незащищённым, несдерживаемым, является поставщиком страданий.

Ум в качестве сферы контакта, будучи неприрученным, неохраняемым, незащищённым, несдерживаемым, является поставщиком страданий.

Эти шесть сфер контакта, будучи неприрученными, неохраняемыми, незащищёнными, несдерживаемыми, являются поставщиками страданий.

Монахи, эти шесть сфер контакта, будучи хорошо прирученными, хорошо охраняемыми, хорошо защищёнными, хорошо сдерживаемыми, являются поставщиками счастья. Какие шесть?

Глаз… ухо… нос… язык… тело… ум, будучи хорошо прирученным, хорошо охраняемым, хорошо защищённым, хорошо сдерживаемым, является поставщиком счастья».

Так сказал Благословенный. И сказав так, Счастливый, Учитель, далее добавил:

«Всего лишь шесть, монахи, сфер контакта,
Где необузданный пожнёт страдание.
Но тот, кто знает метод обуздания,
Тот пребывает с верой и не развращённым.

Узрев те формы, что сознание восхищают,
Как и увидев те, что восхищения не приносят,
Развей же к восхитительному страсти путь,
Как и не омрачай сознание сей мыслью:
«[Другая форма] неприятна мне».

Услышав звуки—хриплые иль чудные,
Не очаровывайся звуком, что приятен.
Развей же к хриплым звукам отвращения путь,
Как и не омрачай сознание сей мыслью:
«[Другой тот звук—он] неприятен мне».

Унюхав аромат благоуханный,
А вместе с ним и гнилостную вонь,
Развей к последней своё омерзение,
И не питай к благоуханию влечений.

Опробовав прелестный вкус,
Отведовав того, что горько,
Не жажди вкуса, что приятен,
Как и от горечи не морщи нос.

И телом ощутив контакт приятный—не будь ему рабом,
Не трепещи, коль встретился ты с болью,
На боль и удовольствие смотри невозмутимо,
Не отторгая и не вовлекаясь.

Когда обычный заурядный человек,
Разросшееся восприятие имеющий,
Воспринимает [вещь],—он разрастается
И [в эту вещь] впадает.
Развеяв все те состояния ума,
Что связаны с домохозяйской жизнью,
Идёшь ты по дороге отречения.

И когда ум натренирован тщательно
В шестёрке этой сфер,
То встретившись хоть с чем угодно,
Не будет он дрожать и трепетать.
Повергнув жажду вместе с отвращением,
Идите же, монахи, на тот берег,
Что за пределами рождения и смерти!»