Саньютта Никая

Сакалика сутта

4.13. Обломок

Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал в Раджагахе в Оленьем Парке Маддакуччхи. И в то время стопу Благословенного поранил обломок камня. Сильные боли охватили Благословенного—телесные чувства: болезненные, мучительные, острые, пронзающие, раздирающие и неприятные. Но Благословенный терпел их, будучи осознанным и бдительным, не становясь обеспокоенным. И тогда Благословенный сложил вчетверо своё верхнее одеяние и лёг на правый бок в позе льва, положив одну ногу на другую, осознанный и бдительный.

И тогда Злой Мара подошёл к Благословенному и обратился к нему строфой:

«Из изумления ты прилёг,
Или упился сочинительством стихов?
Неужто целей нет, которых нужно бы достичь?
В уединённой хижине, один,
Зачем с лицом сонливым засыпаешь?»

[Благословенный]:
«Я не ложусь ни в изумлении, ни в сочинительстве стихов,
Достигнув цели, я избавлен от печали.
В уединённой хижине, один,
Ложусь я, полный сострадания ко всем.

И даже те, кому попала в грудь стрела,
Из мига в миг пронзая самое их сердце—
Даже они, пронзённые, ложатся спать.
Так почему ж того же мне нельзя,
Когда стрела моя была извлечена?

Когда я бодрствую, в страхе не лежу,
Как не пугаюсь и того, чтобы поспать.
Ни день, ни ночь не могут огорчить меня,
И для меня упадка в этом мире нет.
Вот почему спокойно спать могу,
Имея сострадание ко всем».

И тогда Злой Мара, осознав: «Благословенный, Счастливый, знает меня», расстроенный и опечаленный, тут же исчез.