Саньютта Никая

Годхика сутта

4.23. Годхика

Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал в Раджагахе в Бамбуковой Роще в Беличьем Святилище. В то время Достопочтенный Годхика пребывал у Чёрной Скалы на склоне горы Исигили. И тогда, по мере того как Достопочтенный Годхика пребывал прилежным, старательным, решительным, он достиг временного освобождения ума, но [далее] отпал от этого временного освобождения ума. И во второй раз, по мере того как Достопочтенный Годхика пребывал прилежным, старательным, решительным, он достиг временного освобождения ума, но [далее] отпал от этого временного освобождения ума. И в третий раз… и в четвёртый раз… и в пятый раз… и в шестой раз, по мере того как Достопочтенный Годхика пребывал прилежным, старательным, решительным, он достиг временного освобождения ума, но [далее] отпал от этого временного освобождения ума. И в седьмой раз, по мере того как Достопочтенный Годхика пребывал прилежным, старательным, решительным, он достиг временного освобождения ума. И тогда мысль пришла к Достопочтенному Годхике: «Уже шесть раз я ниспадал от временного освобождения ума. Что если я использую нож?»

И тогда Злой Мара, [напрямую] познав своим собственным умом это размышление в уме Достопочтенного Годхики, подошёл к Благословенному и обратился к нему этими строфами:

«Герой великий, в мудрости великий,
Всюду сияющий могуществом и славой!
Кланяюсь в ноги я тебе, о Тот Кто Видит,
Преодолевшему вражду и трепетание.

Герой великий, смерть кто одолеть смог,
Один твой ученик желает смерти.
Намеревается [лишить себя он жизни],
Так уж сдержи его, о лучезарный!

Как может ученик твой, о Благословенный—
Тот, кто находит наслаждение в Дхамме,
[Ещё] учащийся, кто ищёт идеал сознания—
Сам свою жизнь забрать, о знаменитый?»

И к тому моменту Достопочтенный Годхика уже использовал нож. Благословенный, осознав: «Это Злой Мара», обратился к нему строфой:

«Именно так и поступает тот, уверен кто [в себе]:
Привязанности к жизни не имеет [больше] он.
И жажду вырвав с самым её корешком,
Конечную ниббану Годхика обрёл».

И затем Благословенный обратился к монахам: «Ну же, монахи, пойдёмте к Чёрной Скале, что на склоне горы Исигили, где почтенный Годхика использовал нож».

«Да, Учитель»—ответили монахи. И тогда Благословенный вместе с группой монахов отправился к Чёрной Скале, что на склоне горы Исигили. Благословенный издали увидел Достопочтенного Годхику, лежащего на кровати с повернутым плечом. И тут облако дыма, водоворот тьмы направился к востоку, затем к западу, затем к северу, затем к югу, вверх, вниз и в иных направлениях. Благословенный тогда сказал монахам: «Видите, монахи, это облако дыма, водоворот тьмы, что двигается на восток, затем на запад, на север, на юг, вверх, вниз и в иных направлениях?»

«Да, Учитель».

«Это, монахи, Злой Мара ищет сознание почтенного Годхики, недоумевая: «Где же утвердилось сознание почтенного Годхики?» Однако, монахи, с неутверждённым сознанием почтенный Годхика достиг окончательной ниббаны».

И тогда Злой Мара, взяв лютню из жёлтого дерева вилвы, подошёл к Благословенному и обратился к нему строфой:

«Вверху, внизу и по краям,
В четырёх света сторонах,
А также между ними
Искал всё я, найти не смог,
Куда бы Годхика ушёл».

[Благословенный]:
«Решительным [он] был, уверенным в себе,
И радость в медитации всегда он находил,
И этим занимал себя весь день и ночь,
И не было привязанности к жизни у него.

И войско Мары смог он подчинить,
Не возвратится к новому существованию он.
И жажду вырвав с самым её корешком,
Конечную ниббану Годхика обрёл».

Столь сильно опечален стал он вдруг,
Что даже лютню из подмышки уронил.
И далее тот огорчённый дух
На этом самом месте вдруг исчез.