Саньютта Никая

Дутия исидатта сутта

41.3. Исидатта (II)

Однажды группа старших монахов пребывала в Маччхикасанде в Роще Дикого Манго. И тогда домохозяин Читта отправился к тем старшим монахам, поклонился им, сел рядом и сказал: «Достопочтенные, пусть старцы согласятся принять приглашение от меня на завтрашний обед».

Старшие монахи молча согласились. И тогда домохозяин Читта, осознав, что старцы согласились, поднялся со своего сиденья, поклонился им и ушёл, обойдя их с правой стороны. И после того как минула ночь, [рано] утром старшие монахи оделись, взяли чаши и верхние одеяния и отправились к дому домохозяина Читты. Там они сели на подготовленные сиденья. И тогда домохозяин Читта подошёл к старшим монахам, поклонился им, сел рядом и сказал самому старшему из них: «Достопочтенный старец, различные воззрения, что возникают в мире:

  • «Мир вечен» или «Мир не вечен»;
  • «Ммир ограничен» или «Мир безграничен»;
  • «Душа и тело суть одно и то же» или «Душа одно, а тело—иное»;
  • «Татхагата существует после смерти»,
  • «Татхагата не существует после смерти»,
  • «Татхагата и существует и не существует после смерти»,
  • «Татхагата ни существует, ни не существует после смерти»—

эти, а также и шестьдесят два воззрения, упомянутые в Брахмаджале. Что существует, когда эти воззрения возникают? Чего не существует, когда этих воззрений не возникает?»

Когда так было сказано, самый старший достопочтенный старец ничего не ответил. Во второй раз и в третий раз домохозяин Читта задал тот же самый вопрос, и во второй и в третий раз самый старший достопочтенный старец ничего не ответил.

В то время Достопочтенный Исидатта был самым младшим монахом в той Сангхе. И Достопочтенный Исидатта обратился к самому старшему достопочтенному старцу: «Позвольте, достопочтенный старец, ответить на вопрос домохозяина Читты».

«Отвечай, друг Исидатта».

«Домохозяин, ты спрашиваешь так: «Достопочтенный старец, различные воззрения, что возникают в мире … Чего не существует, когда этих воззрений не возникает?»

«Да, достопочтенный».

«Что касается различных воззрений, что возникают в мире, домохозяин,—«Мир вечен…» … «Татхагата ни существует, ни не существует после смерти»—эти, а также и шестьдесят два воззрения, упомянутые в Брахмаджале: когда наличествуют воззрения о «я», то возникают эти воззрения. Когда не наличествуют воззрения о «я», то тогда этих воззрений не возникает».

«Но, достопочтенный, каким образом возникает воззрение о «я»?

«Вот, домохозяин, необученный заурядный человек—не навещающий Благородных, не обученный в их дисциплине и их Дхамме; не навещающий чистых [умом] людей, не обученный в их дисциплине и их Дхамме—считает, что:

  • форма—это «я»; или что
  • «я» владеет формой; или что
  • форма находится внутри «я»; или что
  • «я» находится в форме.

Он считает, что чувство… восприятие… формации [ума] … сознание—это «я»; или что «я» владеет сознанием; или что сознание находится внутри «я»; или что «я» находится в сознании. Вот как возникает воззрение о «я».

«И как, достопочтенный, не возникает воззрения о «я»?

«Вот, домохозяин, обученный ученик Благородных—навещающий Благородных, обученный в их дисциплине и их Дхамме; навещающий чистых [умом] людей, обученный в их дисциплине и их Дхамме—не считает, что форма—это «я»; или что «я» владеет формой; или что форма находится внутри «я»; или что «я» находится в форме. Он не считает, что чувство… восприятие… формации [ума] … сознание—это «я»; или что «я» владеет сознанием; или что сознание находится внутри «я»; или что «я» находится в сознании. Вот так не возникает воззрения о «я».

«Достопочтенный, откуда родом Мастер Исидатта?»

«Я из Аванти, домохозяин».

«Там, достопочтенный, в Аванти, есть один человек по имени Исидатта, наш друг, которого мы никогда не видели, и который покинул мирскую жизнь ради жизни бездомной. Встречал ли Достопочтенный его когда-либо?»

«Да, домохозяин».

«И где же, достопочтенный, теперь этот достопочтенный проживает?»

Когда так было сказано, Достопочтенный Исидатта ничего не ответил.

«Мастер, вы и есть тот самый Исидатта?»

«Да, домохозяин».

«Тогда пусть Мастер Исидатта довольствуется восхитительной Рощей Дикого Манго у Маччхикасанды. А я буду усердно снабжать Мастера Исидатту одеждой, едой, кровом и лекарствами».

«Звучит любезно, домохозяин».

И тогда домохозяин Читта, восхитившись и возрадовавшись словам Достопочтенного Исидатты, собственноручно обслужил старших монахов различными видами превосходной еды. Когда старшие монахи поели и убрали чаши, они встали со своих сидений и ушли.

Затем самый старший достопочтенный старец обратился к Достопочтенному Исидатте: «Хорошо, друг Исидатта, что тебе пришёл на ум ответ на этот вопрос. Мне ответ на ум не пришёл. Поэтому, друг Исидатта, каждый раз, когда и в другое время подобный вопрос будут задавать, тебе и следует его прояснять».

И затем Достопочтенный Исидатта привёл в порядок жилище, взял чашу и одеяние и покинул Маччхикасанду. И после того, как он ушёл, он никогда сюда более не возвращался.