Саньютта Никая

Расия сутта

42.12. Расия

И тогда градоначальник Расия отправился к Благословенному, поклонился ему, сел рядом и сказал: «Господин, я слышал так: «Отшельник Готама критикует всякий аскетизм. Он категорически порицает и ругает любых отшельников, которые ведут суровую жизнь [в аскезе]». Те, кто говорят так, Господин, говорят ли так, как это было сказано Благословенным, не говорят ли того, что было бы противоположным действительности? Объясняют ли они в соответствии с Дхаммой, так что их утверждение не влечёт за собой уместной почвы для критики?»

«Те, кто говорят так, градоначальник, не говорят того, что было сказано мной, они утверждают противоположное действительности.

Две крайности

Существуют, градоначальник, эти две крайности, которым не стоит следовать тому, кто, [покинув жизнь домохозяина], ушёл в жизнь бездомную:

1) Стремление к чувственному счастью чувственных удовольствий: низкому, вульгарному, мирскому, постыдному, не приносящему блага;

2) Стремление к самоумерщвлению: болезненному, постыдному, не приносящему блага;

Не склоняясь ни к одной из этих крайностей, Татхагата пробудился в срединный путь, который способствует видению, который способствует знанию, который ведёт к покою, к прямому знанию, к просветлению, к ниббане.

И что же это за срединный путь, в который пробудился Татхагата, который способствует видению… ведёт к ниббане? Это этот Благородный Восьмеричный Путь:

  • Правильные Воззрения,
  • Правильное Устремление,
  • Правильная Речь,
  • Правильные Действия,
  • Правильные Средства к жизни,
  • Правильное Усилие,
  • Правильная Осознанность,
  • Правильное Сосредоточение.

Таков тот самый срединный путь, в который пробудился Татхагата, который способствует видению… ведёт к ниббане.

Личности, наслаждающиеся чувственными удовольствиями

Есть, градоначальник, три типа личностей, которые наслаждаются чувственными удовольствиями, существующих в мире. Какие три?

1) Вот, градоначальник, некий человек, который наслаждается чувственными удовольствиями, ищет богатства неправедным способом, путём насилия. Поступив так, он не делает себя счастливым и довольным, и, кроме того, не делится этим и не совершает накопления заслуг.

Далее, градоначальник, некий человек, который наслаждается чувственными удовольствиями, ищет богатства неправедным способом, путём насилия. Поступив так, он делает себя счастливым и довольным, но не делится этим и не совершает накопления заслуг.

Далее, градоначальник, некий человек, который наслаждается чувственными удовольствиями, ищет богатства неправедным способом, путём насилия. Поступив так, он делает себя счастливым и довольным, и, кроме того, делится этим и совершает накопления заслуг.

2) Далее, градоначальник, некий человек, который наслаждается чувственными удовольствиями, ищет богатства и праведным и неправедным способом, путём ненасилия и путём насилия. Поступив так, он не делает себя счастливым и довольным, и, кроме того, не делится этим и не совершает накопления заслуг.

Далее, градоначальник, некий человек, который наслаждается чувственными удовольствиями, ищет богатства и праведным, и неправедным способом, путём ненасилия и путём насилия. Поступив так, он делает себя счастливым и довольным, но не делится этим и не совершает накопления заслуг.

Далее, градоначальник, некий человек, который наслаждается чувственными удовольствиями, ищет богатства и праведным, и неправедным способом, путём ненасилия и путём насилия. Поступив так, он делает себя счастливым и довольным, и, кроме того, делится этим и совершает накопления заслуг.

3) Далее, градоначальник, некий человек, который наслаждается чувственными удовольствиями, ищет богатства праведным способом, путём ненасилия. Поступив так, он не делает себя счастливым и довольным, и, кроме того, не делится этим и не совершает накопления заслуг.

Далее, градоначальник, некий человек, который наслаждается чувственными удовольствиями, ищет богатства праведным способом, путём ненасилия. Поступив так, он делает себя счастливым и довольным, но не делится этим и не совершает накопления заслуг.

Далее, градоначальник, некий человек, который наслаждается чувственными удовольствиями, ищет богатства праведным способом, путём ненасилия. Поступив так, он делает себя счастливым и довольным, и, кроме того, делится этим и совершает накопления заслуг. Но он использует своё богатство, будучи привязанным к нему, будучи очарованным им, будучи слепо поглощённым им, не видя опасности в нём, не понимая спасения.

Далее, градоначальник, некий человек, который наслаждается чувственными удовольствиями, ищет богатства праведным способом, путём ненасилия. Поступив так, он делает себя счастливым и довольным, и, кроме того, делится этим и совершает накопления заслуг. И он использует своё богатство, не будучи привязанным к нему, не будучи очарованным им, не будучи слепо поглощённым им, видя опасность в нём, понимая спасение.

Основания для порицания и похвалы

В этом отношении, градоначальник:

1) Человека, который наслаждается чувственными удовольствиями, ищет богатства неправедным способом, путём насилия, и, который, поступив так, не делает себя счастливым и довольным, и, кроме того, не делится этим и не совершает накопления заслуг—можно порицать на трёх основаниях. На каких трёх основаниях его можно порицать?

Он ищет богатства неправедным способом, путём насилия—таково первое основание, на котором его можно порицать. Он не делает себя счастливым и довольным—таково второе основание, на котором его можно порицать. Он не делится этим и не совершает накопления заслуг—таково третье основание, на котором его можно порицать. Такого человека, который наслаждается чувственными удовольствиями, можно порицать на этих трёх основаниях.

2) В этом отношении, градоначальник, человека, который наслаждается чувственными удовольствиями, ищет богатства неправедным способом, путём насилия, и, который, поступив так, делает себя счастливым и довольным, но не делится этим и не совершает накопления заслуг—можно порицать на двух основаниях и восхвалять на одном основании.

На каких двух основаниях его можно порицать? Он ищет богатства неправедным способом, путём насилия—таково первое основание, на котором его можно порицать. Он не делится этим и не совершает накопления заслуг—таково второе основание, на котором его можно порицать.

И на каком основании его можно восхвалять? Он делает себя счастливым и довольным—таково основание, на котором его можно восхвалять.

Такого человека, который наслаждается чувственными удовольствиями, можно порицать на этих двух основаниях и восхвалять на этом одном основании.

3) В этом отношении, градоначальник, человека, который наслаждается чувственными удовольствиями, ищет богатства неправедным способом, путём насилия, и, который, поступив так, делает себя счастливым и довольным, и, кроме того, делится этим и совершает накопления заслуг—можно порицать на одном основании и восхвалять на двух основаниях.

И на каком одном основании его можно порицать? Он ищет богатства неправедным способом, путём насилия—таково одно основание, на котором его можно порицать.

И на каких двух основаниях его можно восхвалять? Он делает себя счастливым и довольным—таково первое основание, на котором его можно восхвалять. Он делится этим и совершает накопления заслуг—таково второе основание, на котором его можно восхвалять.

Такого человека, который наслаждается чувственными удовольствиями, можно порицать на этом одном основании и восхвалять на этих двух основаниях.

4) В этом отношении, градоначальник, человека, который наслаждается чувственными удовольствиями, ищет богатства и праведным, и неправедным способом, путём ненасилия и путём насилия и, который, поступив так, не делает себя счастливым и довольным, и, кроме того, не делится этим и не совершает накопления заслуг—можно восхвалять на одном основании и порицать на трёх основаниях.

На каком одном основании его можно восхвалять? Он ищет богатства праведным способом, путём ненасилия…

На каких трёх основаниях его можно порицать? Он ищет богатства неправедным способом, путём насилия… Он не делает себя счастливым и довольным… Он не делится этим и не совершает накопления заслуг…

5) В этом отношении, градоначальник, человека, который наслаждается чувственными удовольствиями, ищет богатства и праведным, и неправедным способом, путём ненасилия и путём насилия и, который, поступив так, делает себя счастливым и довольным, но не делится этим и не совершает накопления заслуг—можно восхвалять на двух основаниях и порицать на двух основаниях.

На каких двух основаниях его можно восхвалять? Он ищет богатства праведным способом, путём ненасилия… Он делает себя счастливым и довольным…

На каких двух основаниях его можно порицать? Он ищет богатства неправедным способом, путём насилия… Он не делится этим и не совершает накопления заслуг…

6) В этом отношении, градоначальник, человека, который наслаждается чувственными удовольствиями, ищет богатства и праведным, и неправедным способом, путём ненасилия и путём насилия и, который, поступив так, делает себя счастливым и довольным, и, кроме того, делится этим и совершает накопления заслуг—можно восхвалять на трёх основаниях и порицать на одном основании.

На каких трёх основаниях его можно восхвалять? Он ищет богатства праведным способом, путём ненасилия… Он делает себя счастливым и довольным… Он делится этим и совершает накопления заслуг…

На каком одном основании его можно порицать? Он ищет богатства неправедным способом, путём насилия…

7) В этом отношении, градоначальник, человека, который наслаждается чувственными удовольствиями, ищет богатства праведным способом, путём ненасилия и, который, поступив так, не делает себя счастливым и довольным, и, кроме того, не делится этим и не совершает накопления заслуг—можно восхвалять на одном основании и порицать на двух основаниях.

На каком одном основании его можно восхвалять? Он ищет богатства праведным способом, путём ненасилия…

На каких двух основаниях его можно порицать? Он не делает себя счастливым и довольным… Он не делится этим и не совершает накопления заслуг…

8) В этом отношении, градоначальник, человека, который наслаждается чувственными удовольствиями, ищет богатства праведным способом, путём ненасилия и, который, поступив так, делает себя счастливым и довольным, но не делится этим и не совершает накопления заслуг—можно восхвалять на двух основаниях и порицать на одном основании.

На каких двух основаниях его можно восхвалять? Он ищет богатства праведным способом, путём ненасилия… Он делает себя счастливым и довольным…

На каком одном основании его можно порицать? Он не делится этим и не совершает накопления заслуг…

9) В этом отношении, градоначальник, человека, который наслаждается чувственными удовольствиями, ищет богатства праведным способом, путём ненасилия и, который, поступив так, делает себя счастливым и довольным, и, кроме того, делится этим и совершает накопления заслуг, но [при этом] использует своё богатство, будучи привязанным к нему, будучи очарованным им, будучи слепо поглощённым им, не видя опасности в нём, не понимая спасения—можно восхвалять на трёх основаниях и порицать на одном основании.

На каких трёх основаниях его можно восхвалять? Он ищет богатства праведным способом, путём ненасилия… Он делает себя счастливым и довольным… Он делится этим и совершает накопления заслуг…

На каком одном основании его можно порицать? Он использует своё богатство, будучи привязанным к нему, будучи очарованным им, будучи слепо поглощённым им, не видя опасности в нём, не понимая спасения…

10) В этом отношении, градоначальник, человека, который наслаждается чувственными удовольствиями, ищет богатства праведным способом, путём ненасилия и, который, поступив так, делает себя счастливым и довольным, и, кроме того, делится этим и совершает накопления заслуг, и [к тому же], он использует своё богатство, не будучи привязанным к нему, не будучи очарованным им, не будучи слепо поглощённым им, видя опасность в нём, понимая спасение—можно восхвалять на четырёх основаниях.

На каких четырёх основаниях его можно восхвалять? Он ищет богатства праведным способом, путём ненасилия… Он делает себя счастливым и довольным… Он делится этим и совершает накопления заслуг… Он использует своё богатство, не будучи привязанным к нему, не будучи очарованным им, не будучи слепо поглощённым им, видя опасность в нём, понимая спасение…

Три вида отшельников

Есть, градоначальник, три вида отшельников, ведущих суровую жизнь [в аскезе], что существуют в мире. Какие три?

1) Вот, градоначальник, некий отшельник, что ведёт суровую жизнь, опираясь на веру, покинул жизнь мирскую и ушёл жить жизнью бездомной, имея такую мысль: «Быть может, я достигну благого состояния. Быть может, я обрету сверхчеловеческое достижение в знании и видении, что достойно благородных». Он пытает и мучает себя, но всё же не обретает благого состояния или же сверхчеловеческого достижения в знании и видении, что достойно благородных.

2) Далее, градоначальник, некий отшельник, что ведёт суровую жизнь, опираясь на веру, покинул жизнь мирскую… Он пытает и мучает себя, и обретает благое состояние, но всё же не обретает сверхчеловеческого достижения в знании и видении, что достойно благородных.

3) Далее, градоначальник, некий отшельник, что ведёт суровую жизнь, опираясь на веру, покинул жизнь мирскую… Он пытает и мучает себя, и обретает благое состояние, а также обретает и сверхчеловеческое достижение в знании и видении, что достойно благородных.

В этом отношении, градоначальник, некоего отшельника, что ведёт суровую жизнь, который пытает и мучает себя, но всё же не обретает благого состояния или же сверхчеловеческого достижения в знании и видении, что достойно благородных—можно порицать на трёх основаниях. На каких трёх основаниях его можно порицать? Он пытает и мучает себя… Он не обретает благого состояния… Он не обретает сверхчеловеческого достижения в знании и видении—таково третье основание, на котором его можно порицать. Этого отшельника, что ведёт суровую жизнь, можно порицать на этих трёх основаниях.

В этом отношении, градоначальник, некоего отшельника, что ведёт суровую жизнь, который пытает и мучает себя, и обретает благое состояние, но не сверхчеловеческое достижение в знании и видении, что достойно благородных—можно порицать на двух основаниях и восхвалять на одном основании. На каких двух основаниях его можно порицать? Он пытает и мучает себя… Он не обретает сверхчеловеческого достижения в знании и видении… На каком одном основании его можно восхвалять? Он обретает благое состояние…

В этом отношении, градоначальник, некоего отшельника, что ведёт суровую жизнь, который пытает и мучает себя, и обретает благое состояние, а также [обретает] и сверхчеловеческое достижение в знании и видении, что достойно благородных—можно порицать на одном основании и восхвалять на двух основаниях. На каком одном основании его можно порицать? Он пытает и мучает себя… На каких двух основаниях его можно восхвалять? Он обретает благое состояние… Он обретает сверхчеловеческое достижение в знании и видении…

Три вида исчерпания

Существуют, градоначальник, эти три вида исчерпания, которые видимы здесь и сейчас, не зависящие от времени, приглашающие пойти и увидеть, ведущие к цели, познаваемые мудрыми самостоятельно. Какие три?

1) Вот некий человек переполнен жаждой, и по этой причине он устремляется к собственному несчастью, к несчастью других, к несчастью обоих. Когда жажда отброшена, он не устремляется ни к собственному несчастью, ни к несчастью других, ни к несчастью обоих. Исчерпание [жажды] видимо здесь и сейчас, не зависит от времени, приглашает пойти и увидеть, ведёт к цели, познаётся мудрыми самостоятельно.

2) Вот некий человек переполнен злобой, и по этой причине он устремляется к собственному несчастью, к несчастью других, к несчастью обоих. Когда злоба отброшена, он не устремляется ни к собственному несчастью, ни к несчастью других, ни к несчастью обоих. Исчерпание [злобы] видимо здесь и сейчас, не зависит от времени, приглашает пойти и увидеть, ведёт к цели, познаётся мудрыми самостоятельно.

3) Вот некий человек переполнен заблуждением, и по этой причине он устремляется к собственному несчастью, к несчастью других, к несчастью обоих. Когда заблуждение отброшено, он не устремляется ни к собственному несчастью, ни к несчастью других, ни к несчастью обоих. Исчерпание [заблуждения] видимо здесь и сейчас, не зависит от времени, приглашает пойти и увидеть, ведёт к цели, познаётся мудрыми самостоятельно.

Таковы, градоначальник, три вида исчерпания, которые видимы здесь и сейчас, не зависящие от времени, приглашающие пойти и увидеть, ведущие к цели, познаваемые мудрыми самостоятельно».

Когда так было сказано, градоначальник Расия обратился к Благословенному:

«Великолепно, Господин! Великолепно! Как если бы он поставил на место то, что было перевёрнуто, раскрыл бы спрятанное, показал путь тому, кто потерялся, внёс бы лампу во тьму, чтобы зрячий да мог увидеть, точно также Благословенный различными способами прояснил Дхамму. Я принимаю прибежище в Благословенном, прибежище в Дхамме, и прибежище в Сангхе монахов. Пусть Благословенный помнит меня как мирского последователя, принявшего в нём прибежище с этого дня и на всю жизнь».