Саньютта Никая

Кхеттупама сутта

42.7. Пример с полем

Однажды Благословенный пребывал в Наланде в Манговой Роще Паварики. И тогда градоначальник Асибандхакапутта подошёл к Благословенному, поклонился ему, сел рядом и сказал: «Господин, не пребывает ли Благословенный в сострадании ко всем живым существам?»

«Так оно, градоначальник, Татхагата пребывает в сострадании ко всем живым существам».

«Тогда почему же, Господин, Благословенный учит Дхамме тщательно одних, но не столь тщательно других?»

«Что же, градоначальник, на этот счёт я задам тебе вопрос. Отвечай так, как сочтёшь нужным. Как ты думаешь, градоначальник? Представь, как если бы у фермера было три поля: превосходное, среднего качества, и низкого—грубое, солёное, с плохой почвой. Как ты думаешь, градоначальник? Если бы фермер захотел бы посеять зёрна, то где бы он посеял их вначале: на превосходном поле, на поле среднего качества, или [на поле] низкого [качества], которое грубое, солёное, с плохой почвой?»

«Если бы, Господин, фермер захотел бы посеять зёрна, то он бы посеял их вначале на превосходном поле. Посеяв зёрна там, он далее посеял бы зёрна на поле среднего качества. Посеяв зёрна там, он мог бы посеять, а мог бы и не сеять зёрна [на поле] низкого [качества], которое грубое, солёное, с плохой почвой. И почему? Потому что его, как минимум, можно было бы использовать для прокорма скота».

«Градоначальник, для меня подобны превосходному полю мои монахи и монахини. Их я обучаю Дхамме, которая прекрасна вначале, прекрасна в середине, прекрасна в конце, как в духе, так и в букве. Я раскрываю [им] святую жизнь, полностью совершенную и чистую. И почему? Потому что они будут пребывать со мной в качестве своего острова, со мной в качестве своего крова, со мной в качестве своего защитника, со мной в качестве своего прибежища.

Далее, градоначальник, для меня подобны полю среднего качества мои миряне и мирянки. Их я также обучаю Дхамме, которая прекрасна вначале, прекрасна в середине, прекрасна в конце, как в духе, так и в букве. Я раскрываю [им] святую жизнь, полностью совершенную и чистую. И почему? Потому что они будут пребывать со мной в качестве своего острова, со мной в качестве своего крова, со мной в качестве своего защитника, со мной в качестве своего прибежища.

Далее, градоначальник, для меня подобны полю низкого [качества]—с грубой, солёной, плохой почвой—жрецы и отшельники, а также странники-приверженцы иных учений. Их я также обучаю Дхамме, которая прекрасна вначале, прекрасна в середине, прекрасна в конце, как в духе, так и в букве. Я раскрываю [им] святую жизнь, полностью совершенную и чистую. И почему? Потому что даже если они поймут лишь одно предложение, это приведёт к их благополучию и счастью на долгое время.

Представь, градоначальник, как если бы у человека было три горшка для воды: один без трещин, который не пропускает воду; другой—без трещин, но который пропускает воду; и ещё один—с трещинами, который пропускает воду. Как ты думаешь, градоначальник? Если бы тот человек захотел запастись водой, то где бы он вначале сохранил её: в горшке для воды, который без трещин, который не пропускает воду; или в горшке для воды, который без трещин, но который пропускает воду; или в горшке для воды с трещинами, который пропускает воду?»

«Если бы, Господин, этот человек захотел бы запастись водой, то он вначале сохранил бы её в горшке для воды, который не имеет трещин, который не пропускает воду. Сделав запас воды в нём, он затем сохранил бы её в горшке для воды без трещин, но который пропускает воду. Сделав запас воды в нём, он затем сохранил бы её в горшке для воды с трещинами, который пропускает воду. И почему? Потому что, как минимум, её можно было бы использовать для мытья посуды».

«Градоначальник, для меня подобны горшку для воды без трещин мои монахи и монахини. Их я обучаю Дхамме … со мной в качестве своего прибежища.

Далее, градоначальник, для меня подобны горшку без трещин, но пропускающему воду, мои миряне и мирянки. Их я также обучаю Дхамме… со мной в качестве своего прибежища.

Далее, градоначальник, для меня подобны горшку с трещинами, пропускающему воду, жрецы и отшельники, а также странники-приверженцы иных учений. Их я также обучаю Дхамме… Потому что если даже они поймут лишь одно предложение, это приведёт к их благополучию и счастью на долгое время.

Когда так было сказано, градоначальник Асибандхакапутта обратился к Благословенному:

«Великолепно, Господин! Великолепно! Как если бы он поставил на место то, что было перевёрнуто, раскрыл бы спрятанное, показал путь тому, кто потерялся, внёс бы лампу во тьму, чтобы зрячий да мог увидеть, точно также Благословенный различными способами прояснил Дхамму. Я принимаю прибежище в Благословенном, прибежище в Дхамме, и прибежище в Сангхе монахов. Пусть Благословенный помнит меня как мирского последователя, принявшего в нём прибежище с этого дня и на всю жизнь».