Саньютта Никая

Санкха сутта

42.8. Горн из морской раковины

Однажды Благословенный пребывал рядом с Наландой в манговой роще Паварики. И в то время старейшина Асибандхакапутта, ученик Нигантхов, отправился к Благословенному и по прибытии, поклонившись ему, сел рядом. И тогда Благословенный сказал ему: «Старейшина, как учит Дхамме своих учеников Нигантха Натапутта?»

«Нигантха Натапутта учит Дхамме своих учеников так, Господин: «Все те, кто убивают, обречены на удел лишений, обречены на ад. Все те, кто воруют… пускаются в неблагое сексуальное поведение… говорят ложь…—обречены на удел лишений, обречены на ад. Когда кто-то делает что-либо постоянно, то это и ведёт его [к тому или иному уделу перерождения]». Вот так Нигантха Натапутта учит Дхамме своих учеников».

«Если бы это было так, что «когда кто-то делает что-либо постоянно, то это и ведёт его [к тому или иному уделу перерождения]», то, в таком случае, согласно словам Нигантха Натапутты, никто не отправляется в удел лишений, в ад. Как ты думаешь, старейшина: если кто-либо убивает [живых существ], то, при сопоставлении того времени, что он тратил на это и не тратил, днём или же ночью, чего будет больше—времени, что он потратил на убийство, или же времени, когда он не убивал?»

«Если кто-либо убивает, Господин, то, при сопоставлении того времени, что он тратил на это и не тратил, днём или же ночью—то того времени, что он потратил на убийство, будет меньше, а времени, когда он не убивал, будет, конечно же, больше».

«[Выходит], если это так, что, когда кто-то делает что-либо постоянно, то это и ведёт его [к тому или иному уделу перерождения], то, в таком случае, согласно словам Нигантха Натапутты, никто не отправляется в удел лишений, в ад.

Как ты думаешь, старейшина: если кто-либо ворует…

Как ты думаешь, старейшина: если кто-либо пускается в неблагое сексуальное поведение…

Как ты думаешь, старейшина: если кто-либо говорит ложь, то, при сопоставлении того времени, что он тратил на это и не тратил, днём или же ночью, чего будет больше—времени, что он потратил на ложь, или же времени, когда он не лгал?»

«Если кто-либо лжёт, Господин, то, при сопоставлении того времени, что он тратил на это и не тратил, днём или же ночью—то того времени, что он потратил на ложь, будет меньше, а времени, когда он не лгал, будет, конечно же, больше».

«[Выходит], если это так, что, когда кто-то делает что-либо постоянно, то это и ведёт его [к тому или иному уделу перерождения], то, в таком случае, согласно словам Нигантха Натапутты, никто не отправляется в удел лишений, в ад.

Бывает так, старейшина, когда какой-либо учитель придерживается такой доктрины, имеет такое воззрение: «Все те, кто убивают, обречены на удел лишений, обречены на ад. Все те, кто воруют… Все те, кто пускаются в неблагое сексуальное поведение… Все те, кто говорят ложь…—обречены на удел лишений, обречены на ад». И ученик имеет веру в этого учителя, и мысль приходит к нему: «Наш учитель придерживается такой доктрины, имеет такое воззрение: «Все те, кто убивают, обречены на удел лишений, обречены на ад». Я убивал живых существ. [Значит], я тоже обречён на удел лишений, обречён на ад». И он цепляется к такому воззрению. Если он не отбросит подобной доктрины, не отбросит подобного состояния ума, не отбросит подобного воззрения, то, как если бы его туда затянули силой, он окажется в аду.

[Мысль приходит к нему]: «Наш учитель придерживается такой доктрины, имеет такое воззрение: «Все те, кто воруют…» … «Все те, кто пускаются в неблагое сексуальное поведение…» … «Все те, кто говорят ложь, обречены на удел лишений, обречены на ад». Я [намеренно] говорил неправду. [Значит], я тоже обречён на удел лишений, обречён на ад». И он цепляется к такому воззрению. Если он не отбросит подобной доктрины, не отбросит подобного состояния ума, не отбросит подобного воззрения, то, как если бы его туда затянули силой, он окажется в аду.

И вот, старейшина, Татхагата появляется в мире, достойный и правильно самопробуждённый, совершенный в знании и поведении, достигший блага, знаток мира, непревзойдённый учитель тех, кто готов обучаться, учитель богов и людей, пробуждённый, благословенный. Разными способами он критикует и порицает убийство, говоря: «Воздерживайтесь от убийства». Он критикует и порицает воровство, говоря: «Воздерживайтесь от воровства». Он критикует и порицает неблагое сексуальное поведение, говоря: «Воздерживайтесь от неблагого сексуального поведения». Он критикует и порицает ложь, говоря: «Воздерживайтесь от лжи».

И ученик имеет веру в этого учителя, и размышляет: «Разными способами Благословенный критиковал и порицал убийство, говоря: «Воздерживайтесь от убийства». До той или иной степени я убивал живых существ. Это было неправильно. Это было плохо. Но, если из-за этого я стану мучить себя угрызениями совести, то это не отменит свершённых мной злодеяний». Размышляя так, он тут же отбрасывает убийство и в будущем воздерживается от убийства. Вот как происходит оставление этого неблагого поступка. Вот как происходит преодоление этого неблагого поступка.

Отбросив убийство, он воздерживается от убийства. Отбросив воровство, он воздерживается от воровства. Отбросив недозволенное сексуальное поведение, он воздерживается от недозволенного сексуального поведения. Отбросив ложь, он воздерживается от лжи. Отбросив сеющую распри речь, он воздерживается от сеющей распри речи. Отбросив грубую речь, он воздерживается от грубой речи. Отбросив пустословие, он воздерживается от пустословия. Отбросив скупость, он перестаёт быть скупым. Отбросив недоброжелательность и злобу, он становится тем, чей ум не охвачен недоброжелательностью. Отбросив неправильные воззрения, он становится тем, кто обладает правильными воззрениями.

И этот ученик Благородных, старейшина—лишённый скупости, лишённый недоброжелательности, незапутанный, бдительный, осознанный—наполняет первое направление умом, наделённым доброжелательностью, равно как и второе, равно как и третье, равно как и четвёртое. Вверх, вниз, вокруг и везде во всей полноте он наполняет всю вселенную умом, наделённым доброжелательностью—обильным, обширным, безмерным, не имеющим враждебности и недоброжелательности. Подобно тому, как сильный человек, который дует в горн из морской раковины, может с лёгкостью известить четыре направления, то точно также, когда освобождённый доброжелательностью ум развит и взращен подобным образом, то более не остаётся любого свершённого до определённой степени проступка.

И этот ученик Благородных—лишённый скупости, лишённый недоброжелательности, незапутанный, бдительный, осознанный—наполняет первое направление умом, наделённым состраданием … умом, наделённым сорадованием … умом, наделённым невозмутимостью, равно как и второе, равно как и третье, равно как и четвёртое. Вверх, вниз, вокруг и везде во всей полноте он наполняет всю вселенную умом, наделённым невозмутимостью—обильным, обширным, безмерным, не имеющим враждебности и недоброжелательности. Подобно тому, как сильный человек, который дует в горн из морской раковины, может с лёгкостью известить четыре направления, то, точно также, когда освобождённый невозмутимостью ум развит и возделан подобным образом, то более не остаётся любого свершённого до определённой степени проступка».

Когда так было сказано, старейшина Асибандхакапутта, ученик Нигантхов, обратился к Благословенному: «Великолепно, Господин! Великолепно! Как если бы он поставил на место то, что было перевёрнуто, раскрыл бы спрятанное, показал путь тому, кто потерялся, внёс бы лампу во тьму, чтобы зрячий да мог увидеть, точно также Благословенный различными способами прояснил Дхамму. Я принимаю прибежище в Благословенном, прибежище в Дхамме, и прибежище в Сангхе монахов. Пусть Благословенный помнит меня как мирского последователя, принявшего в нём прибежище с этого дня и на всю жизнь».