Саньютта Никая

Брахма сутта

47.18. Брахма

Однажды Благословенный пребывал в Урувеле на берегу реки Нераньджары у подножья баньянового дерева вскоре после достижения им полного просветления. И тогда, по мере того как Благословенный пребывал уединённым в затворничестве, такое рассмотрение возникло в нём: «Таков прямой путь к очищению существ, к преодолению печали и стенания, к прекращению боли и недовольства, к достижению метода, к реализации ниббаны—то есть, четыре основы осознанности. Какие четыре?

Вот монах пребывает в созерцании тела в теле, будучи старательным, бдительным, осознанным, устранив влечение и недовольство к миру. Он пребывает в созерцании чувств в чувствах… ума в уме… феноменов в феноменах, будучи старательным, бдительным, осознанным, устранив влечение и недовольство к миру.

Таков прямой путь к очищению существ, к преодолению печали и стенания, к прекращению боли и недовольства, к достижению метода, к реализации ниббаны—то есть, четыре основы осознанности».

И тогда Брахма Сахампати, познав своим собственным умом рассмотрение в уме Благословенного, также быстро, как сильный человек мог бы распрямить согнутую руку или согнуть распрямлённую, исчез из мира брахм и возник перед Благословенным. Он закинул за плечо верхнее одеяние, сложил руки в почтительном приветствии Благословенного, и сказал ему: «Так оно, Благословенный! Так оно, Счастливый! Господин, таков единственный путь к очищению существ, к преодолению печали и стенания, к прекращению боли и недовольства, к достижению метода, к реализации ниббаны—то есть, четыре основы осознанности. Какие четыре? Вот монах пребывает… …четыре основы осознанности».

Так сказал Брахма Сахампати. И, сказав так, он далее добавил:

«Провидец прекращения рождения,
Он сострадателен и прямой путь он знает,
За счёт которого пересекали наводнение,
И в будущем пересекут, и в настоящем».