Саньютта Никая

Патимоккха самвара сутта

47.46. Самообуздание Патимоккхой

И тогда один монах подошёл к Благословенному, поклонился ему, сел рядом и сказал: «Учитель, было бы хорошо, если бы Благословенный вкратце научил бы меня Дхамме так, чтобы я пребывал бы один, в уединении, будучи прилежным, старательным, решительным».

«В таком случае, монах, очисти отправную точку благих состояний. И какова отправная точка благих состояний? Монах, пребывай в самообуздании, сдерживая себя Патимоккхой, будучи совершенным в благом поведении и в подобающих средствах, видя опасность в мельчайших проступках. Возложив на себя правила тренировки, тренируй себя в этом. Когда, монах, ты будешь пребывать в самообуздании… видя опасность в мельчайших проступках, то тогда, опираясь на нравственность, основываясь на нравственности, тебе следует развивать четыре основы осознанности.

Какие четыре? Монах, вот монах пребывает в созерцании тела в теле, будучи старательным, бдительным, осознанным, устранив влечение и недовольство к миру. Он пребывает в созерцании чувств в чувствах… ума в уме… феноменов в феноменах, будучи старательным, бдительным, осознанным, устранив влечение и недовольство к миру.

Когда, монах, опираясь на нравственность, основываясь на нравственности, ты будешь развивать эти четыре основы осознанности таким способом, то тогда, будь то день или ночь, ты можешь ожидать только лишь возрастания благих состояний, а не [их] уменьшения».

И тогда тот монах, восхитившись и возрадовавшись словам Благословенного, поднялся со своего сиденья и, поклонившись Благословенному, ушёл, обойдя его с правой стороны. И затем, пребывая в уединении прилежным, старательным, решительным, тот монах, реализовав это для себя посредством прямого знания, здесь и сейчас вошёл и пребывал в высочайшей цели святой жизни, ради которой представители клана праведно оставляют жизнь домохозяина и ведут жизнь бездомную. Он напрямую познал: «Рождение уничтожено, святая жизнь прожита, сделано то, что следовало сделать, не будет более возвращения в какое-либо состояние существования». Так тот монах стал одним из арахантов.