Саньютта Никая

Дутия анатхапиндика сутта

55.27. Анатхапиндика (II)

В Саваттхи. И в то время домохозяин Анатхапиндика был нездоров, поражён болезнью, серьёзно болен. И тогда домохозяин Анатхапиндика обратился к некоему человеку так: «Ну же, почтенный, пойди к Достопочтенному Ананде, поклонись ему в ноги от моего имени и скажи: «Достопочтенный, домохозяин Анатхапиндика нездоров, поражён болезнью, серьёзно болен. Он выражает почтение Достопочтенному Ананде, кланяясь ему в ноги». И затем скажи: «Было бы хорошо, Достопочтенный, если бы Достопочтенный Ананда из сострадания пришёл бы домой к домохозяину Анатхапиндике».

«Конечно, господин»—ответил человек и отправился к Достопочтенному Ананде, поклонился ему и сел рядом, а затем донёс послание. Достопочтенный Ананда молча согласился.

И затем, утром, Достопочтенный Ананда, одевшись, взяв чашу и верхнее одеяние, отправился домой к домохозяину Анатхапиндике. Там он сел на подготовленное для него сиденье и сказал домохозяину Анатхапиндике: «Я надеюсь, ты поправляешься, домохозяин, я надеюсь, тебе становится лучше. Я надеюсь, твои болезненные ощущения спадают, а не возрастают, и что можно увидеть их спад, а не увеличение».

«Достопочтенный, я не поправляюсь, мне не становится лучше. Сильные болезненные ощущения возрастают во мне, а не спадают, и можно увидеть их увеличение, а не спад».

«Домохозяин, у необученного заурядного человека, который наделён этими четырьмя вещами, имеется ужас, трепет, и страх перед неминуемой смертью. Какими четырьмя?

Вот, домохозяин, необученный заурядный человек наделён недоверием к Будде, и когда он рассматривает в себе это недоверие к Будде, то возникает ужас, трепет, и страх перед неминуемой смертью.

Далее, домохозяин, необученный заурядный человек наделён недоверием к Дхамме, и когда он рассматривает в себе это недоверие к Дхамме, то возникает ужас, трепет, и страх перед неминуемой смертью.

Далее, домохозяин, необученный заурядный человек наделён недоверием к Сангхе, и когда он рассматривает в себе это недоверие к Сангхе, то возникает ужас, трепет, и страх перед неминуемой смертью.

Далее, домохозяин, необученный заурядный человек безнравственен, и когда он рассматривает в себе эту безнравственность, то возникает ужас, трепет, и страх перед неминуемой смертью.

У необученного заурядного человека, который наделён этими четырьмя вещами, имеется ужас, трепет, и страх перед неминуемой смертью.

Домохозяин, у ученика Благородных, наделённого этими четырьмя вещами, не возникает ужаса, трепета, и страха перед неминуемой смертью. Какими четырьмя?

1) Вот, домохозяин, ученик Благородных наделён подтверждённой верой в Будду: «В самом деле Благословенный—достойный, истинно самопробуждённый, совершенный в знании и поведении, достигший блага, знаток мира, непревзойдённый учитель тех, кто готов обучаться, учитель богов и людей, пробуждённый, благословенный». Когда он рассматривает в себе эту подтверждённую веру в Будду, то у него не возникает ужаса, трепета, и страха перед неминуемой смертью.

2) Далее, домохозяин, ученик Благородных наделён подтверждённой верой в Дхамму: «Дхамма превосходно разъяснена Благословенным, видимая здесь и сейчас, не зависящая от времени, приглашающая пойти и увидеть, ведущая к цели, познаваемая мудрыми самостоятельно». Когда он рассматривает в себе эту подтверждённую веру в Дхамму, то у него не возникает ужаса, трепета, и страха перед неминуемой смертью.

3) Далее, домохозяин, ученик Благородных наделён подтверждённой верой в Сангху: «Сангха учеников Благословенного, идущих по хорошему пути, идущих по прямому пути, идущих по верному пути, идущих по совершенному пути, другими словами, четыре пары или восемь типов личностей—это Сангха учеников Благословенного: достойная даров, достойная гостеприимства, достойная подношений, достойная уважения, непревзойдённое поле заслуг для мира». Когда он рассматривает в себе эту подтверждённую веру в Сангху, то у него не возникает ужаса, трепета, и страха перед неминуемой смертью.

4) Далее, домохозяин, ученик Благородных наделён нравственными качествами, которые дороги Благородным: прочными, цельными, незапятнанными, освобождающими, восхваляемыми мудрецами, яркими, ведущими к сосредоточению. Когда он рассматривает в себе эти нравственные качества, которые дороги Благородным, то у него не возникает ужаса, трепета, и страха перед неминуемой смертью.

У ученика Благородных, наделённого этими четырьмя вещами, не возникает ужаса, трепета, и страха перед неминуемой смертью».

«Я не боюсь, Господин Ананда. С чего бы мне бояться? Ведь я, Господин, наделён подтверждённой верой в Будду… Дхамму… Сангху. А что касается тех правил тренировки для мирян, которым учил Благословенный—то я не вижу в себе такого, чтобы какое-либо из них было бы нарушено».

«Какое благо для тебя, домохозяин! Какое великое благо для тебя, домохозяин! Ты, домохозяин, провозгласил плод вступления в поток».