Саньютта Никая

Нандака личчхави сутта

55.30. Личчхави

Однажды Благословенный пребывал в Весали в Великом Лесу в Остроконечном Павильоне. И тогда министр Личчхави по имени Нандака отправился к Благословенному, поклонился ему и сел рядом. И затем Благословенный сказал ему: «Нандака, ученик Благородных, наделённый этими четырьмя вещами, является вступившим в поток, освобождённым от нижних миров, непоколебимым в своей участи, направляющимся к просветлению. Какими четырьмя?

1) Вот, Нандака, ученик Благородных наделён подтверждённой верой в Будду: «В самом деле Благословенный—достойный, истинно самопробуждённый, совершенный в знании и поведении, достигший блага, знаток мира, непревзойдённый учитель тех, кто готов обучаться, учитель богов и людей, пробуждённый, благословенный».

2) Он наделён подтверждённой верой в Дхамму: «Дхамма превосходно разъяснена Благословенным, видимая здесь и сейчас, не зависящая от времени, приглашающая пойти и увидеть, ведущая к цели, познаваемая мудрыми самостоятельно».

3) Он наделён подтверждённой верой в Сангху: «Сангха учеников Благословенного, идущих по хорошему пути, идущих по прямому пути, идущих по верному пути, идущих по совершенному пути, другими словами, четыре пары или восемь типов личностей—это Сангха учеников Благословенного: достойная даров, достойная гостеприимства, достойная подношений, достойная уважения, непревзойдённое поле заслуг для мира».

4) Он наделён нравственными качествами, которые дороги Благородным: прочными, цельными, незапятнанными, освобождающими, восхваляемыми мудрецами, яркими, ведущими к сосредоточению.

Ученик Благородных, наделённый этими четырьмя вещами, является вступившим в поток, освобождённым от нижних миров, непоколебимым в своей участи, направляющимся к просветлению.

Далее, Нандака, ученик Благородных, наделённый этими четырьмя вещами, становится обладателем длинной жизни—небесной или человеческой. Он становится обладателем красоты—небесной или человеческой. Он становится обладателем счастья—небесного или человеческого. Он становится обладателем славы—небесной или человеческой. Он становится обладателем власти—небесной или человеческой. И я говорю так, Нандака, не потому, что услышал об этом от других жрецов и отшельников. Но говорю так именно потому, что я узнал сам, увидел это сам, реализовал это [прямое знание] сам».

Когда так было сказано, [подошедший] человек обратился к Нандаке, министру Личчхави: «Всё готово для принятия вами ванны, Господин».

«Довольно, я говорю, с меня этой внешней ванны. Мне достаточно этой внутренней ванны, то есть, убеждённости в Благословенном».