Саньютта Никая

Папата сутта

56.42. Пропасть

Однажды Благословенный пребывал в Раджагахе на горе Утёс Ястребов. Там Благословенный обратился к монахам так: «Ну же, монахи, идёмте на Пик Патибханы, чтобы провести там остаток дня».

«Да, Учитель»—ответили те монахи.

И тогда Благословенный вместе с группой монахов отправился к Пику Патибханы. И один монах увидел на Пике Патибханы глубокую пропасть и сказал Благословенному: «Как глубока та пропасть, Учитель. Та пропасть очень страшна. Но существует ли, Учитель, какая-либо иная пропасть, ещё более глубокая и страшная, чем эта?»

«Существует, монах».

«И что же это, Учитель, за пропасть, которая ещё более глубокая и страшная, чем эта?»

«Те жрецы и отшельники, монах, которые не понимают в соответствии с действительностью: «Это—страдание»; которые не понимают в соответствии с действительностью: «Это—источник страдания»; которые не понимают в соответствии с действительностью: «Это—прекращение страдания»; которые не понимают в соответствии с действительностью: «Это—путь, ведущий к прекращению страдания»—восхищаются [волевыми] формирователями, что ведут к рождению, [волевыми] формирователями, что ведут к старению, [волевыми] формирователями, что ведут к смерти, [волевыми] формирователями, что ведут к печали, стенанию, боли, горю и отчаянию. Восхищаясь такими [волевыми] формирователями, они порождают [волевые] формирователи, что ведут к рождению, порождают [волевые] формирователи, что ведут к старению… смерти… к печали, стенанию, боли, горю и отчаянию. Породив такие [волевые] формирователи, они падают в пропасть рождения, падают в пропасть старения, падают в пропасть смерти, падают в пропасть печали, стенания, боли, горя и отчаяния. Они не освобождены от рождения, старения и смерти. Не освобождены от печали, стенания, боли, горя и отчаяния. Они не освобождены от страдания, я говорю тебе.

Но, монах, те жрецы и отшельники, которые понимают в соответствии с действительностью: «Это—страдание… путь, ведущий к прекращению страдания»—они не восхищаются ни [волевыми] формирователями, которые ведут к рождению, ни [волевыми] формирователями, которые ведут к старению… смерти… печали, стенанию, боли, горю и отчаянию. Не восхищаясь… они не порождают [волевые] формирователи, что ведут к рождению… старению… смерти… печали, стенанию, боли, горю и отчаянию. Не породив таких [волевых] формирователей, они не падают в пропасть рождения… старения… смерти… пропасть печали, стенания, боли, горя и отчаяния. Они освобождены от рождения, старения и смерти…. печали, стенания, боли, горя и отчаяния… от страдания, я говорю тебе.

Таким образом, монахи, следует прилагать усилие, чтобы понять: «Это—страдание». Следует прилагать усилие, чтобы понять: «Это—источник страдания». Следует прилагать усилие, чтобы понять: «Это—прекращение страдания». Следует прилагать усилие, чтобы понять: «Это—путь, ведущий к прекращению страдания».