Саньютта Никая

Андхакара сутта

56.46. Тьма

[Благословенный сказал]: «Монахи, между мирами существуют промежутки—пустые и огромные, области кромешной тьмы и мрака, докуда не достаёт свет солнца и луны, таких сильных и могучих [светил]».

Когда так было сказано, один монах обратился к Благословенному: «Эта тьма, Учитель, в самом деле, великая. Эта тьма действительно огромна. Но существует ли, Учитель, какая-либо иная тьма, более ужасная и пугающая, нежели эта?»

«Существует, монах».

«И что же это, Учитель, за тьма, ещё более ужасная и пугающая, нежели эта?»

«Те жрецы и отшельники, монах, которые не понимают в соответствии с действительностью: «Это—страдание»; которые не понимают в соответствии с действительностью: «Это—источник страдания»; которые не понимают в соответствии с действительностью: «Это—прекращение страдания»; которые не понимают в соответствии с действительностью: «Это—путь, ведущий к прекращению страдания»—восхищаются [волевыми] формирователями, что ведут к рождению; [волевыми] формирователями, что ведут к старению; [волевыми] формирователями, что ведут к смерти; [волевыми] формирователями, что ведут к печали, стенанию, боли, горю и отчаянию. Восхищаясь такими [волевыми] формирователями, они порождают [волевые] формирователи, что ведут к рождению, порождают [волевые] формирователи, что ведут к старению… смерти… к печали, стенанию, боли, горю и отчаянию. Породив такие [волевые] формирователи, они падают в тьму рождения, падают в тьму старения, падают в тьму смерти, падают в тьму печали, стенания, боли, горя и отчаяния. Они не освобождены от рождения, старения и смерти. Не освобождены от печали, стенания, боли, горя и отчаяния. Они не освобождены от страдания, я говорю вам.

Но, монахи, те жрецы и отшельники, которые понимают в соответствии с действительностью: «Это—страдание… путь, ведущий к прекращению страдания»—они не восхищаются ни [волевыми] формирователями, которые ведут к рождению; ни [волевыми] формирователями, которые ведут к старению… смерти… печали, стенанию, боли, горю и отчаянию. Не восхищаясь… они не порождают [волевые] формирователи, что ведут к рождению… старению… смерти… печали, стенанию, боли, горю и отчаянию. Не породив таких [волевых] формирователей, они не падают в тьму рождения… старения… смерти… печали, стенания, боли, горя и отчаяния. Они освобождены от рождения, старения и смерти…. печали, стенания, боли, горя и отчаяния… от страдания, я говорю вам.

Таким образом, монахи, следует прилагать усилие, чтобы понять: «Это—страдание». Следует прилагать усилие, чтобы понять: «Это—источник страдания». Следует прилагать усилие, чтобы понять: «Это—прекращение страдания». Следует прилагать усилие, чтобы понять: «Это—путь, ведущий к прекращению страдания».