Саньютта Никая

Бакабрахма сутта

6.4. Брахма Бака

Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал в Саваттхи в роще Джеты в монастыре Анатхапиндики. И тогда такое пагубное спекулятивное воззрение возникло в Брахме Баке: «Это постоянное, это устойчивое, это вечное, это совершенное, это нерушимое. В самом деле, именно здесь нельзя родиться, нельзя постареть, нельзя умереть, нельзя скончаться, нельзя переродиться. Нет спасения более возвышенного, нежели это».

И тогда, [напрямую] познав своим собственным умом рассуждение в уме Брахмы Баки, также быстро, как сильный человек мог бы распрямить согнутую руку или согнуть распрямлённую, Благословенный исчез из рощи Джеты и возник в том мире брахм. Брахма Бака увидел Благословенного издали и сказал ему: «Подойди же, почтенный! Добро пожаловать, почтенный! Прошло немало времени, почтенный, прежде чем ты воспользовался возможностью прийти сюда. И в самом деле, почтенный, это—постоянное, это устойчивое, это вечное, это совершенное, это нерушимое. В самом деле, именно здесь нельзя родиться, нельзя постареть, нельзя умереть, нельзя скончаться, нельзя переродиться. Нет спасения более возвышенного, нежели это».

Когда так было сказано, Благословенный обратился к Брахме Баке:

«Увы, почтенный, Брахма Бака погрузился в невежество! Увы, почтенный, Брахма Бака погрузился в невежество настолько, что он говорит о том, что на деле является непостоянным, как о постоянном; говорит о том, что на деле является неустойчивым, как об устойчивом; говорит о том, что на деле является невечным, как о вечном; говорит о том, что на деле является несовершенным, как о совершенном; говорит о том, что на деле является рушимым, как о нерушимом. И в отношении [мира], в котором можно родиться, состариться, умереть, скончаться и переродиться, он говорит так: «В самом деле, именно здесь нельзя родиться, нельзя постареть, нельзя умереть, нельзя скончаться, нельзя переродиться». И хотя есть другое спасение, более возвышенное, нежели это, он говорит: «Нет спасения более возвышенного, нежели это».

[Брахма Бака]:
«Семьдесят два было нас, О Готама,
Тех, кто заслуги себе заработал.
Ныне мы силой такой обладаем,
Что превосходим рождение и старость.
Знай, мастер знаний, оно окончательно—
Брахмы [миров] это наше свершение.
Много людей, нами стать кто желает».

[Благословенный]:
«Жизненный срок здесь короткий, не долгий,
Хоть ты и думаешь, Бака, иначе.
Знаю я, Брахма, твой жизни остаток:
Это сто тысяч нираббуд [всего лишь]».

[Брахма Бака]:
«[Вот говоришь как ты], Благословенный:
«Видением я наделён безграничным,
Старость, рождение, печаль одолел я».
Ну так какими же у меня были
Древние практики клятв и свершений?
Ну же, скажи, может быть, я пойму».

[Благословенный]:
«Людям ты многим питье обеспечил,
Тем, кто повержен был жарой и жаждой:
Вот твоя практика клятв и свершений,
Вижу которую, будто проснулся.

На берегу Антилопы похищенных
Освободил ты и прочь их увёл.
Вот твоя практика клятв и свершений,
Вижу которую, будто проснулся.

Нагой корабль был схвачен на Ганге,
Яростной, жаждущей плоти людской,
Силой её одолеть ты сумел,
Храбро корабль тот освободив:
Вот твоя практика клятв и свершений,
Вижу которую, будто проснулся.

Я был твоим подмастерьем Каппой,
Коего умным и преданным чтил ты:
Вот твоя практика клятв и свершений,
Вижу которую, будто проснулся».

[Брахма Бака]:
«Конечно же,
Ты знаешь жизни моей срок.
Других ты тоже знаешь,
И посему, ты—Будда.
Так, лучезарное величие твоё
Даже мир Брахмы озаряет».