Саньютта Никая

Каттхахара сутта

7.18. Собиратели хвороста

Однажды Благословенный пребывал в стране Косал в определённой части леса. И тогда группа брахманских мальчишек, учеников некоего брахмана из клана Бхарадваджей, вошли в эту часть леса, собирая хворост. Войдя [в неё], они увидели Благословенного в этой части леса, сидящего со скрещенными ногами, держащего тело выпрямленным, установившего осознанность впереди. Увидев его, они отправились к брахману из клана Бхарадваджей и сказал ему: «Знайте же, учитель, что в такой-то и такой-то части леса сидит отшельник со скрещенными ногами, держащий тело выпрямленным, установивший осознанность впереди».

И тогда брахман из клана Бхарадваджей вместе с теми брахманскими мальчишками отправился в ту часть леса. Там он увидел Благословенного, сидящего со скрещенными ногами, держащего тело выпрямленным, установившего осознанность впереди. Тогда он подошёл к Благословенному и обратился к нему строфами:

«Войдя в пустой безлюдный лес,
В самую чащу, где ужасного так много,
Недвижим в теле ты, чудесен, непоколебим,
О, как чудесно ты, монах, здесь медитируешь!

В лесу, где звуков нет ни музыки, ни песен,
Безмолвный созерцатель затворён в лесах!
И то, что здесь ты—это меня поражает—
Один в лесу, и с радостным умом.

Должно быть, ты желаешь высшего тройного рая,
Попасть в собрание небесного владыки мира.
Должно быть, вот зачем в безлюдном ты лесу:
Это твоя расплата, чтоб достигнуть Брахмы».

[Благословенный]:
«Сколь многих ни было б желаний, наслаждений—
Они всегда привязаны к различным элементам.
Хотения растут из корешка незнания:
Их всех я уничтожил вместе с корешком.

Нет у меня желаний, вовлечённости, цепляний.
Очищен в отношении всего мой взор.
Достигнув благотворного полного просветления,
Уверен я в себе, брахман, и медитирую один».

Когда так было сказано, брахман из клана Бхарадваджей обратился к Благословенному: «Великолепно, Мастер Готама! Великолепно Мастер Готама! Как если бы он поставил на место то, что было перевёрнуто, раскрыл бы спрятанное, показал путь тому, кто потерялся, внёс бы лампу во тьму, чтобы зрячий да мог увидеть, точно также Мастер Готама различными способами прояснил Дхамму. Я принимаю прибежище в Мастере Готаме, прибежище в Дхамме и прибежище в Сангхе монахов. Пусть Мастер Готама помнит меня как мирского последователя, принявшего в нём прибежище с этого дня и на всю жизнь».