Саньютта Никая

Никкханта сутта

8.1. Отрекшийся

Так я слышал. Однажды Достопочтенный Вангиса пребывал в Алави возле святилища Аггалавы вместе со своим наставником, Достопочтенным Нигродхакаппой. И в то время Достопочтенного Вангису, новопосвящённого, недавно ушедшего в бездомную жизнь, оставили присматривать за обиталищем. И в то время несколько красиво наряженных женщин пришли в парк Аггалаваки, чтобы посмотреть обиталище. Как только Достопочтенный Вангиса увидел тех женщин, неудовлетворённость [ведением святой жизни] возникла в нём, похоть наводнила его ум. И тогда мысль пришла к нему: «В самом деле, это потеря для меня; в самом деле, нет в этом достатка для меня! В самом деле, это несчастье для меня, плохи мои дела, что неудовлетворённость возникла во мне, что похоть наводнила мой ум. И разве может кто-либо другой [кроме меня самого] рассеять мою неудовлетворённость и зародить довольствование [святой жизнью]? Что если я рассею свою неудовлетворённость и зарожу довольствование сам?»

И тогда Достопочтенный Вангиса, самостоятельно рассеяв свою неудовлетворённость и зародив довольствование, произнёс по тому случаю эти строфы:

«Увы, хоть и отрёкся я [от мира],
Покинув дом ради бездомной жизни,
Все эти мысли всё равно меня одолевают
Грубые мысли Тёмного Владыки.

И даже если молодцы могучие, лучники превосходные,
Мужи натренированные, лука мастера,
И тысяча таких мужей неколебимых
Окружит вдруг меня со всех сторон,

А также если женщины придут сюда
Которых будет даже ещё больше—
То не заставят они меня дрогнуть,
Ведь непоколебим я в этой Дхамме».