Сутта Нипата

Нигродхакаппа сутта

2.12. Учитель Нигродхакаппа

Так я слышал. Учитель славного Вангисы, по имени Нигродхакаппа, отошёл в Ниббану. И стало достопочтенного Вангису беспокоить сомнение, когда он пребывал в уединенном раздумье: «Может быть, достиг блаженства мой учитель, может быть, не достиг».

Тогда достопочтенный Вангиса, покинув в вечернее время свою уединённую обитель, пошёл к Совершенному и, придя к нему, сел в стороне, поклонившись ему; сидя в стороне, достопочтенный Вангиса обратился к Совершенному с такими словами: «Господин, когда я уединяюсь в размышлении, раздумье берёт меня: обрел ли мой учитель блаженство или же не обрёл».

Тут достопочтенный Вангиса, поднявшись со своего сиденья, перебросил верхний плащ на одно плечо и, простирая к Совершенному свои стиснутые руки, воскликнул:

«Мы просим у Наставника великого понимания!
Умер тот, кто в этом мире сбросил сомнение,
Умер монах знаменитый и славный, кроткий и успокоенный.

Имя Нигродхакаппа было тобою дано ему, о Благословенный;
Он шёл своей стезею, прославляя тебя,
Свободный разумом и могучий,
Провидевший Ниббану.

О Мудрец, ты всевидящий,
Мы жаждем получить от тебя наставление;
Наши уши ждут слова от тебя, ты—
Учитель наш несравненный!

Разреши наши сомнения,
Скажи нам о нём, теперь блаженствующем,
О ты, муж великого понимания!
Говори о нём среди нас, о всевидящий!

Все цепи жизни, влекущие на путь безумия,
И неведение—седалище сомнения—
Гаснут пред Совершенным, ибо он—благое око для всех людей.

Если тьму греха не разогнал человек,
Как ветер разгоняет на небе тучи,
Весь мир окутан мраком перед ним,
И даже светлые из людей не будут светить ему.

Мудрецы светочи мира; ты—один из них, о Мудрый,—
Так я понимаю тебя; мы притекли к тебе, светлому в размышлении,
Поведай о Каппе нам, здесь собравшимся.

О восстань, несравненный!
Дивен твой голос, как голос лебедя,
Когда со сладкою песнью покидает он родное гнездо;
Мы приникнём к словам твоим.

О, молю тебя, победившего смерть и рождение,
Сокрушившего грех: возвести желанную истину,—
Только ты один, Совершенный, можешь возвестить ее.

Ты не отринешь мою просьбу к тебе,
Не отстранишь эти руки, протянутые к тебе, просящие;
О, ты, озаренный вышнею мудростью, ведающий нынешний путь Каппы,—
Не обмани надежду мою.

О ты, Славный, в совершенстве познавший Вечную Дхамму,
Не обмани нас, обладающий непревосходимою силою, мудрый;
Как в жаркую пору жаждут воды, так и я жажду слова от тебя,—
Увлажни меня росой поучения!

Та жизнь благочестия, которую вел здесь наш Каппа,
Была ли в помощь ему, совершенно ли угас он,
Или не все мирское померкло в нём,—
Вот что мы жаждем слышать от тебя!»

«Уже в этом мире он вырвал из своего сердца
Влечение к виду и имени,—
Навсегда выплыл он из этого потока жизни и смерти»,—
Так сказал Благословенный.

«Я радуюсь, слыша слово твоё,
О лучший из Мудрых: не напрасно я вопрошал тебя,—
Нет, брахман не обманул надежду мою.

Как говорил, так и поступал он,
Был верным учеником Пробуждённого,
Он прорвался сквозь сети,
Всюду раскинутые лукавой смертью.

О Совершенный! Каппа постиг источник привязанностей,
Он прошёл сквозь обитель смерти,
Прошёл нетронутый ею,
Так трудно победимою!»