Сутта Нипата

Паббаджа сутта

3.1. Скитальчество

Я восхваляю пустынную жизнь, ту жизнь,
Которую вел Вернозрящий, которую он прославил.

Домашняя жизнь—страдание, обитель нечистоты;
Скитальчество—жизнь в чистой выси воздуха,—
Так помышляя, он принял подвиг пустынножительства.

Ведя жизнь пустынника, он избег своему телу грешных действий
И, отринув все нечистое в речи,
Он очистил свою жизнь в совершенстве.

Будда проходил по Магадхе,
Прося подаяния, прекрасный видом.
Царь Бимбисара стоял в своих чертогах и увидел его;
И, увидя его, прекрасного видом, так сказал:

«Приметьте того человека, он—
Кроток, велик и чист, он человек благой жизни,
Он не смотрит вперёд далее двух шагов;

С опущенными очами, задумчивый,
Он не походит на низких родом;
Пусть царские посланцы пойдут и спросят:
Куда нищенствующий монах держит путь свой».

Царские посланцы пошли и спросили у народа:
«Где лежат пути странника, где его обитель».

Прося подаяния от дома к дому,
Зорко охраняя врата своего тела, самосдержанный,
Быстро наполнил он чашу свою, мудрый, задумчивый;

Блуждая по свету, прося подаяния,
Город покинул Мудрец, направляясь к горе Пандава,—
Там, верно, его обитель теперь.

Узнав, что ушел странник в горы, посланцы сели,
А один посланец возвратился и возвестил царю:

«Тот монах, о великий царь, обитает на востоке горы Пандава;
Как тигр, как лев, сидит он там в горной пещере».

Услышав слова посланца,
Царь поспешил к горе в великолепной колеснице своей.
Выйдя из колесницы,
Царь приблизился пешком и, подойдя, воссел.
Севши, царь обменялся с ним любезным приветствием
И, после любезных слов, сказал ему:

«Ты молод, прекрасен, юноша ранней юности,
Чудного телосложения,
Как высокорожденный царевич.
Я уберу для тебя воинское жилище,
Я поставлю тебя во главе предводителей,
Я дарую тебе сокровища; радуйся,
Ты и, спрошенный, открой мне свое происхождение!»

«Тут, подле горы, о царь, живёт народ,
обладающий силою богатств,—обитатели Косалы;
По имени Аддика, по роду Шакья;
Из той семьи ушел я, не жаждущий телесных радостей;
Провидя горести в радостях тела,
Помышляя о счастье забвения света,
Я пойду, предаваясь подвигам,—
В том радость моего сердца!»