Сутта Нипата

Меттагу-манава-пуччха

5.5. Вопросы Меттагу

«О Благословенный, я вопрошаю тебя:
Скажи мне, всесовершенный, воспрянувший духом,—
Откуда возникли в мире разнообразные формы страдания?»

«Да, ты можешь вопрошать меня о начале страдания,
Я разъясню тебе, ибо это ведомо мне.
Коренясь в звеньях существующего, возникают страдания:
На чьё неведение опираются звенья существующего,
Кто сам кует новые для той нескончаемой цепи,
Тот малодушный вновь и вновь подпадает страданиям;
И так, пусть мудрый не поддерживает те звенья,
Пусть знает, что они вынашивают страдание».

«Каким путём пересечёт мудрый
Поток старости и рождения, печали и плача?
Разъясни мне то сокровенное знание,—
Ибо вечная Дхамма всего ведома тебе».

«Я разъясню тебе ту Дхамму,—
И если человек, житель видимого мира,
Освободивши свой разум от мыслей обычного научения,
Поймёт ту Дхамму и изберёт себе верный путь,
Он, живя осознанно, победит все желания в этом мире».

«Радость провижу я в ней, в той прекрасной Дхамме, о великий Мудрец:
Да, познавши её, человек верною мыслью
Направит пути свои и победит все желания в этом мире».

«Не влекись к тому в восхищении,
Что наверху и внизу, что вдали и что в середине,
Ни к чему не прилепляйся ни там и ни здесь,—
Пусть дух твой вовсе не обитает в мире.

В осознанности и бдительности пойдёшь ты тогда,
Нищенствующий, победив самолюбие, старость и рождение,
Скорбь и сетования,—
Облекшись в мудрость,
Ты откинешь всякое страдание».

«Радуюсь слову твоему, о великий Мудрец,
Глубока та истина, которую изъяснил ты, о Готама,
Истина о путях сокрушения звеньев цепи существования.
Близкий к Вечной Дхамме, никогда не восстраждет Благословенный;
И те забудут все скорби, кто постоянно вблизи тебя,
Кого ты поучаешь; и я, пришедший сюда,
Преклоняюсь пред тобой: о водитель, просвети меня!»

«Ничем не владеющий, ничего не желающий в этом мире желания,
Совершенный брахмана переплывёт поток,
Преодолеет его стремительность; неколеблемый, успокоенный,
Он причалит к иному берегу;

В совершенной мудрости, не скорбящий, не жаждущий,
Не захваченный цепью возрождения,
И старость и рожденье пересечет он: так говорю я».